Случаи и условия возмещения морального вреда, причиненного работнику

Кто может получить компенсацию морального вреда

Компенсация морального вреда — это один из способов защиты прав человека, выплата за физические, нравственные и душевные страдания.

Порядок взыскания морального вреда имеет специфику и устанавливается в ряде законов. Положения нормативных актов периодически меняются. В 2022 году внесены изменения в Трудовой кодекс РФ ФЗ-74 от 05.04.2021, который вступил в силу с 16.04.2022 и обратной силы не имеет. Законодатель конкретно закрепил, что работник вправе обратиться за взысканием нравственного ущерба одновременно с предъявлением требований о защите трудовых прав или в течение 3 месяцев после вынесения решения, которым полностью или частично удовлетворены такие требования.

Что такое моральный ущерб

Статья 151 ГК РФ и Пленум Верховного Суда РФ в своем Постановлении № 10 от 20.12.1994 установили, что моральный ущерб — это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием):

  • которые посягают на перечисленные в статье 150 ГК РФ нематериальные блага (честь, достоинство, жизнь, здоровье, деловую репутацию и т.п.);
  • которые нарушают личные неимущественные права человека (права, предусмотренные законами об охране интеллектуальной собственности);
  • которые нарушают имущественные права гражданина (в том числе вытекающие из договора).

В указанном Постановлении дается разъяснение того, что следует понимать под упомянутыми страданиями. Так, нравственные выражаются в негативных психических реакциях человека, таких как страх, унижение, беспомощность и любое другое дискомфортное состояние, вызванных:

  • утратой родных;
  • невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • потерей работы;
  • раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • распространением сведений, не соответствующих действительности;
  • временным ограничением или лишением каких-либо прав и др.

Физические — это любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.

Денежная компенсация морального вреда осуществляется только в отношении гражданина. Это связано с тем, что моральный вред — это страдания, т.е. категории, применимые только к существу, обладающему психикой. Юридическое же лицо вправе требовать взыскания репутационного вреда, но оно должно опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Материал по теме Курильщикам придется возмещать моральный вред соседям

Моральный вред и его компенсация

Не существует формулы расчета морального вреда, серьезность нравственных страданий оценивается индивидуально. Судебная практика и собственная субъективная оценка обстоятельств — единственное, на что опираются судьи при определении размера возмещения морального ущерба. В ст. 151 и 1101 ГК РФ законодательно установлен ряд критериев, которые должны в обязательном порядке учитываться судом при определении размера возмещения:

  • характер и степень нравственных или физических страданий;
  • степень вины человека, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда;
  • фактические обстоятельства, при которых причинен моральный ущерб, и иные, заслуживающие внимания обстоятельства;
  • индивидуальные особенности потерпевшего (например, для женщины — состояние беременности);
  • требования разумности и справедливости. К примеру, Определение Санкт-Петербургского городского суда от 03.05.2012 по делу № 33-5359/2012 подтверждает, что, определяя размер компенсации, суду необходимо учитывать имущественное положение должника. Так, истцы заявили размер компенсации, признанный судом завышенным, поскольку исполнение решения суда невозможно по причинам финансовой и хозяйственной несостоятельности должника.

В Российской Федерации моральный вред по решению суда может компенсироваться только в одной форме — денежной. Это не означает, что причинитель ущерба не вправе добровольно совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий (уход за потерпевшим, оказание иной помощи, передача какого-либо имущества).

Действующее законодательство предусматривает основания для взыскания компенсации, которые представляют собой нарушение:

  • тайны завещания (ч. 2 ст. 1123 ГК РФ );
  • неимущественных прав автора (ч. 1 ст. 1251 ГК РФ );
  • прав потребителя изготовителем, продавцом (ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1);
  • турагентом условий договора о реализации туристского продукта (абз. 6 ст. 6 Федерального закона от 24.11.1996 № 132-ФЗ);
  • прав человека в связи с дискриминацией в сфере труда (ч. 4 ст. 3 ТК РФ );
  • работодателем прав работника ( ст. 237 ТК РФ ) и др.

Это и есть примеры морального вреда, случаи, когда судом взыскивается денежная компенсация за нарушение неимущественных прав. Гражданин не ограничен этими рамками и вправе обратиться за защитой своих прав и в других ситуациях. Но для вынесения положительного решения требуется обоснование морального вреда в исковом заявлении на основании фактов и норм права. По этой причине на практике нравственный ущерб взыскивается, когда это прямо предусмотрено законом или когда причинен физический вред.

Однако законодатель установил, что для возникновения права на возмещение необходимо одновременное наличие следующих четырех условий:

  1. Собственно физическое или нравственное страдание. Бремя доказывания лежит на потерпевшем.
  2. Противоправное действие (бездействие), нарушающее принадлежащие гражданину неимущественные права или посягающее на принадлежащие ему другие нематериальные блага.
  3. Причинная связь между противоправным действием (бездействием) и моральным вредом. Причинная связь должна быть прямой. Так, например, если в результате операции больному причинен ущерб, то решающее значение будут иметь действия врача, непосредственно проводившего операцию, а не лиц, назначивших его на эту должность или проводящих аттестацию медицинских работников.
  4. Вина причинителя вреда, которая проявляется в форме умысла (прямого или косвенного) и неосторожности (небрежность или легкомыслие). Законодательство закрепляет правило о презумпции вины причинителя вреда.

Эти условия являются основанием для компенсации морального ущерба. В исключительных случаях возможно наступление ответственности без вины. Они перечислены в ст. 1100 ГК РФ , это причинение вреда здоровью или жизни источником повышенной опасности (например, автомобилем), в результате незаконного осуждения, заключения под стражу и т.д., нравственные страдания стали результатом распространения сведений, порочащих честь, достоинство, репутацию.

Определиться, какой моральный ущерб можно запросить, помогут примеры из судебной практики. Чем серьезнее нарушение, сильнее физические страдания, тем большая компенсация положена. Ее размер варьируется от одной до нескольких десятков и сотен тысяч рублей. Верховный Суд в 2019 году указал, что не допускается символическая компенсация и запретил судам первой инстанции и вышестоящим произвольно снижать размеры выплат.

Эксперты КонсультантПлюс разобрали, как потребителю взыскать компенсацию морального вреда. Используйте эти инструкции бесплатно.

Как составить заявление о возмещении вреда

Иски о возмещении нематериального вреда весьма редки, и часто и сковое заявление о компенсации морального вреда составляет структурную часть общего иска. Исключением являются только иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация за моральный ущерб составляет значительную долю общей суммы иска. Такие заявления рассматриваются судами общей юрисдикции, а срок исковой давности начинает течь с момента, когда была установлена вина ответчика, и продолжаются: для материального ущерба — три года, морального — без срока давности.

исковое заявление о моральном вреде

Содержание искового заявления условно делится на следующие части:

  1. Шапка. Указывается название и реквизиты суда, Ф.И.О., адрес, контакты истца и ответчика, цена иска и размер госпошлины. Затем следует название иска: «Исковое заявление о возмещении ущерба».
  2. Основная часть. В ней необходимо изложить суть правонарушения, которое привело к нарушению прав и свобод. Также здесь стоит подробнее описать, какой вред причинен, каким способом, в чем он выражается, присутствовали ли свидетели. Важно предоставить факты — они составляют доказательную базу притязаний.
  3. Мотивировочная часть. В этом пункте следует привести больше доказательств, которые подтверждают вашу правоту (это свидетельские показания, письма, видео и фотоматериалы, публикации в СМИ и т.п.). Помимо обстоятельств случившегося, допустимо привести примеры из судебной практики и действующего законодательства, которые укрепят вашу позицию. На практике возникает вопрос: как описать моральный вред в исковом заявлении, ответ на который — максимально искренне, в этом случае допускается не использовать деловой стиль и описывать чувства потерпевшего простыми и понятными словами.
  4. Резолютивная часть. Здесь размещается просьба удовлетворить требования истца, которые необходимо пронумеровать.
  5. Приложения. В конце необходимо зафиксировать перечень документов, которые вы прикладываете к иску. Этот список законодательно установлен в статье 132 ГПК РФ :
  • копии документов о направлении искового заявления и приложений к нему для всех участников дела (если документы из приложений уже есть у участников, отправлять их не требуется);
  • квитанция об оплате госпошлины;
  • документ, подтверждающий полномочия истца (либо доверенности представителей истца);
  • документы, служащие доказательством вашей правоты (например, медицинские и экспертные заключения, рецепты, чеки и т.п.);
  • подтверждение того, что была попытка досудебного урегулирования конфликта;
  • расчет суммы иска и ее обоснование.

Государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании пп. 3 п. 1 ст. 333.19 Налогового кодекса РФ в размере 300 рублей для физических лиц и 6000 рублей — для юридических.

Для обращения за взысканием морального вреда применяются следующие правила о сроке давности:

Производственная травма: особенности взыскания компенсации морального вреда

Каверина Анна

Несчастный случай на производстве – событие неприятное и для работника, и для работодателя. К сожалению, случаи, когда работодатель добровольно и с лихвой возмещает причиненный работнику вред и активно участвует в его реабилитации, встречаются крайне редко, являясь, скорее, исключением из правил, – гораздо больше среди работодателей тех, кто стремится уйти от ответственности.

Во исполнение норм закона работодатель обязан создавать условия труда с учетом мер техники безопасности. Более того, каждый работник – в зависимости от специфики предприятия – проходит периодические инструктажи, целью которых является обучение соблюдению мер безопасности труда. Однако, несмотря на солидную систему мероприятий, несчастные случаи на производстве все же происходят и влекут порой не только травмы и инвалидность, но и споры об оплате периода нетрудоспособности, не говоря уже о компенсации потери возможности полноценно трудиться в будущем.

Практика показывает, что работодатели зачастую не заинтересованы в оформлении факта несчастного случая на производстве, и дело не всегда в финансовых выплатах, большинство из которых покрывает Фонд соцстрахования. Вопрос в том, что после предоставления уведомления о происшествии предприятие ждут массовые проверки контролирующих органов. Естественно, прокуратура и инспекция труда проверяют не только обстоятельства получения травмы работником, а буквально все – во избежание аналогичных ситуаций.

В моей адвокатской практике подобное дело встретилось впервые. Более того, удивление вызвала позиция работодателя – крупного завода, одного из важнейших стратегических предприятий страны и фактически градообразующего, на котором трудятся порядка 2000 чел.

В июле 2022 г. ко мне обратилась Е., действовавшая в интересах брата И. – слесаря-электрика по ремонту электрооборудования, с которым произошел несчастный случай на производстве.

Так, 2 августа 2019 г. при попытке распрессовки вала якоря вместе с коллектором при пуске пресса вылетел пуансон и попал И. в голову, отчего тот потерял сознание. Пострадавшего на машине скорой помощи доставили в больницу, где он был госпитализирован в травматологическое отделение и находился на лечении по 10 сентября 2019 г. с основным диагнозом «открытый оскольчатый, вдавленный перелом левой теменной кости; ушиб, размозжение вещества головного мозга тяжелой степени, отек мозга; ушибленные раны, ушиб мягких тканей головы, ссадина левой ушной раковины». Со 2 по 20 августа мужчина находился в коме и был подключен к аппарату ИВЛ.

Результаты проведенной трудовой инспекцией проверки показали, что основными причинами несчастного случая были неудовлетворительная организация производства работ, выразившаяся в отсутствии контроля со стороны должностного лица, ответственного за соблюдение технологического процесса, обеспечивающего безопасность работников при осуществлении техпроцессов, правильное применение в производстве приспособлений, инструментов, сырья и материалов, а также несоблюдение должностной инструкции руководителем направления электромашинного производства – «контролировать соблюдение работниками правил и норм охраны труда и техники безопасности». Сопутствующая причина – нарушение пострадавшим технологического процесса.

В декабре 2019 г. И. был направлен на обследование в медцентр ДВФУ на эндоскопическое исследование и прием к врачу-фониатору. Ему был поставлен диагноз – скомпенсированный, посттрахеостомический, ограниченный, рубцовый стеноз трахеи третьей степени. В январе 2022 г. была проведена операция – реканализация трахеи. Как следовало из выписного эпикриза, операция является не самостоятельным и окончательным методом лечения, а этапом в комплексном лечении данного заболевания.

В феврале 2022 г. по итогам осмотра врача-невролога у пострадавшего были выявлены неспособность к чтению, невозможность написать свои ФИО, резкое снижение памяти. С 9 марта по 2 апреля того же года он находился на лечении в Клинике факультетской хирургии им. Н.Н. Бурденко ФГБУ «1 МГМУ им. И.М. Сеченова» в г. Москве, где ему было проведено эндопротезирование трахеи. Впоследствии после осмотра хирурга в КБУЗ «Уссурийская ЦГБ» возникла необходимость в замене Т-образной трубки, поскольку установленная первоначально пришла в негодность и угрожала здоровью И.

В соответствии с программой реабилитации пострадавшего в результате несчастного случая на производстве было выдано заключение о необходимости в сопровождении. Поскольку И. не мог себя обслуживать, терялся в ориентации, испытывал мучительные боли, в поездке его сопровождала сестра. Была запланирована радикальная операция (циркулярная резекция трахеи), однако 21 марта 2022 г. у И. случился эпилептический припадок с потерей сознания. В связи с тяжестью неврологической патологии, обусловливающей крайне высокий риск осложнений, выполнение операции не представлялось возможным.

Читайте также:  Продляется ли отпуск если был больничный по уходу за ребенком: оплачивается ли лист нетрудоспособности во время отдыха?

Согласно выписке из акта медосвидетельствования, степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшего составляет 60%. И. была установлена третья группа инвалидности. Он до сих пор находится на лечении, в связи с чем несет существенные расходы.

На протяжении всего периода после нечастного случая на производстве И. было показано лечение у психолога, так как состояние его было крайне угнетенным, что мешало дальнейшему восстановительному лечению и требовало незамедлительной коррекции. В связи с полученным увечьем он частично утратил речевой навык, ему требовалось лечение у логопеда, которое было тесно связано с дополнительным лечением у невролога для получения более стойкого результата.

Согласно ст. 21 ТК РФ работник имеет право на защиту трудовых прав, свобод и законных интересов всеми не запрещенными законом способами; возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, а также компенсацию морального вреда в порядке, установленном Кодексом и иными федеральными законами.

Работодатель, в свою очередь, обязан возмещать вред, причиненный работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены ТК, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ (ст. 22 Кодекса).

В силу положений ст. 227–231 ТК связь причинения вреда здоровью работника с исполнением им трудовых обязанностей подтверждается оформленными в установленном порядке актом о несчастном случае на производстве или актом о случае профессионального заболевания. На основании ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков. Согласно ст. 1064 ГК вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Руководствуясь указанными нормами гражданского законодательства, Е. обратилась к работодателю И. с просьбой компенсировать ее затраты на авиаперелет из Москвы, куда она летала сопровождать брата, а также на лекарства для него, расходы на проезд по Москве и питание. Однако работодатель отказал в какой-либо помощи, мотивировав тем, что это не предусмотрено трудовым договором. Более того, в период, когда произошел несчастный случай, поведение работодателя (в частности, отказ в выдаче документов, их сокрытие, недопуск родных пострадавшего к расследованию обстоятельств случившегося) было, на мой взгляд, крайне недобросовестным по отношению к работнику.

В связи с этим Е. решила обратиться в суд с иском о восстановлении нарушенных прав И. Исковые требования заключались во взыскании расходов на лечение, транспортных расходов, разницы с фактически утраченным пострадавшим заработком, а также расходов, связанных с получением юридических услуг (в период расследования несчастного случая), почтовых расходов и расходов на услуги представителя по данному делу.

Было проведено шесть судебных заседаний. В суде позиция ответчика была однозначной: несмотря на имеющийся в материалах дела акт о несчастном случае на производстве, содержащий указание на причины случившегося, и административный штраф, наложенный на работодателя в результате проверки, работодатель не признавал вину в получении истцом травмы на производстве, а также оспаривал понесенные истцом расходы.

Тем не менее, учитывая принцип разумности и справедливости, фактические обстоятельства дела, имущественное и семейное положение сторон, в том числе наличие у истца двоих несовершеннолетних детей, характер его работы, степень нравственных и физических страданий, а также степень вины работодателя, его позицию по делу как ответчика, а также характер причиненных истцу телесных повреждений, квалифицирующихся как тяжкий вред здоровью, процент утраты им трудоспособности, количество выполненных операций, продолжительность лечения (с августа 2019 г. до настоящего времени), суд удовлетворил исковые требования, но не в полном объеме, почитав недоказанными несение истцом некоторых транспортных расходов, а также расходов на лечение у психолога, логопеда и массажиста.

Судом было также установлено, что ФСС в лице регионального отделения исполнил обязательства в соответствии с п. 3 ст. 12 Закона об обязательном соцстраховании и Положением об оплате дополнительных расходов на медицинскую, социальную и профессиональную реабилитацию застрахованных лиц, получивших повреждение здоровья вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 15 мая 2006 г. № 286, в полном объеме – выплатил пособие по временной нетрудоспособности, единовременную страховую выплату, назначил ежемесячную страховую выплату, компенсировал расходы на оплату медпомощи, включая проезд к месту лечения.

Размер компенсации морального вреда суд определил в 700 тыс. руб.

Отмечу, что при первичной консультации доверительница оценивала компенсацию морального вреда в 5 млн руб. Однако, проанализировав судебную практику по взысканию морального вреда в подобных случаях, я разъяснила ей, почему на такую сумму надеяться не стоит. В итоге в исковых требованиях мы установили сумму морального вреда в 3 млн руб.

В настоящее время определение размера компенсации является основной проблемой института морального вреда. Она связана с отсутствием четких критериев для расчета, что приводит к повышению степени судейского усмотрения и зачастую – к принципиально разным суммам компенсации в схожих случаях.

Согласно результатам научно-аналитического исследования судебной практики по делам о компенсации морального вреда, медианное значение размера компенсации морального вреда за причинение вреда жизни составляет 70 тыс. руб., а за причинение вреда здоровью, повлекшего инвалидность, – 111 тыс. руб. При этом разрыв между крайними размерами компенсации составляет 51 раз; в случае инвалидности – 25 раз. Средний размер компенсации морального вреда в расчете на одного истца за первое полугодие 2019 г. составил 84 047 руб. 1 Например, размер базовой компенсации за самый тяжелый вид постоянного дефицита здоровья – полный паралич конечностей – предлагается установить на уровне 4,5 млн руб., за временный дефицит здоровья на период лечения – 5000 руб. в день; за боль и страдания, возникшие в результате посягательств на физическую неприкосновенность человека, но не сопряженные с причинением вреда здоровью, – 1 млн руб., за страдания, связанные с потерей близкого человека, – 2 млн руб. Это максимальные предлагаемые значения для самых страшных сценариев причиненного вреда, которые при необходимости можно конкретизировать с учетом обстоятельств дела с применением уточняющих коэффициентов.

Оценивая решение суда в части взыскания морального вреда, отмечу, что мы добились неплохих результатов.

Ответчик с вынесенным решением не согласился, подав апелляционную жалобу. Однако Приморский краевой суд оставил решение в силе, изменив его по представлению прокуратуры в части взыскания размера утраченного истцом заработка.

В заключение отмечу, что необходимость совершенствования правового регулирования способов защиты неимущественных прав граждан назрела давно – она очевидна не только для представителей научной среды, но и для законодателя. Пути развития законодательства и судебной практики в части компенсации морального вреда эксперты связывают не только с совершенствованием правовых норм – определением условий назначения компенсации и четких критериев расчета ее размера, – но и с формированием единых ориентиров для судов. Пока такие ориентиры содержатся только в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», а также в отдельных решениях ВС – в частности, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 9 марта 2022 г. № 18-КГ20-120-К4.

1 Такие данные приведены в разработанных Специальной комиссией АЮР в марте 2022 г. Методических рекомендациях по определению размера компенсации морального вреда при посягательствах на жизнь, здоровье и физическую неприкосновенность человека.

Статья 237 ТК РФ. Возмещение морального вреда, причиненного работнику (действующая редакция)

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

Комментарий к ст. 237 ТК РФ

1. Неправомерными действиями являются действия, не соответствующие требованиям действующего законодательства: необоснованный отказ в заключении трудового договора, оплата работодателем сверхурочной работы в одинарном размере, хотя в соответствии со ст. 152 ТК она должна производиться в повышенном размере; увольнение работника на основании подп. “в” п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК за разглашение служебной тайны, если в его трудовые обязанности не входило выполнение установленного работодателем режима служебной тайны.

Неправомерным бездействием следует рассматривать пассивное поведение работодателя в тех случаях, когда законодательство возлагает на него совершение определенных действий, издание правоприменительных актов: невыдача работнику в день увольнения трудовой книжки; невыплата заработной платы в дни, установленные правилами внутреннего трудового распорядка или коллективным договором; непредложение работнику другой работы при возложении этой обязанности на работодателя.

Работодатель обязан во всех случаях неправомерных действий или неправомерного бездействия возместить причиненный работнику моральный вред.

Учитывая, что ТК не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст. 237 ТК вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в т.ч. и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы) (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2).

2. Под моральным вредом следует понимать нравственные или физические страдания работника, причиненные неправомерными действиями или бездействием работодателя, нарушающими его трудовые права, закрепленные законодательством, соглашением, коллективным договором, иными локальными нормативными актами организации, трудовым договором.

3. Признание действий или бездействия работодателя неправомерными входит в компетенцию КТС, районного суда, государственного инспектора суда. Однако установить факт причинения морального вреда работнику на основании ст. 237 вправе только суд.

4. Работник должен доказать факт причинения ему морального вреда. Доказательством могут служить: заболевание, возникшее в связи с потерей работы; нравственные страдания, обусловленные потерей работы и невозможностью найти другую работу; невозможность трудоустроиться, получить статус безработного в связи с задержкой выдачи трудовой книжки; задержка заработной платы, поставившая семью в сложное материальное положение, и т.д.

Признание работодателем факта причинения работнику морального вреда определяет возможность по соглашению сторон определить величину его денежной компенсации.

5. При разрешении трудовых споров, рассматриваемых непосредственно в суде, о восстановлении на работе (независимо от оснований прекращения трудового договора), изменении даты и формулировки причины увольнения, переводе на другую работу, отказе в приеме на работу и др. (ст. 391 ТК) вопрос о факте причинения работнику морального вреда и размере денежной компенсации работодателем определяется судом.

6. Факт причинения работнику морального вреда и размер его денежной компенсации определяются судом независимо от возмещения работнику материального ущерба, например причиненного в результате незаконного лишения его возможности трудиться (ст. 234 ТК), и в других случаях.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости (п. 63 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2).

7. Поскольку требование о компенсации морального вреда является производным от основного требования работника (о восстановлении на работе, об оплате времени вынужденного прогула, о выплате задержанной заработной платы и т.д.), срок обращения в суд с требованием о компенсации морального вреда аналогичен срокам, установленным для обращения работника с основным требованием.

Отв. ред. Ю.П. Орловский “КОММЕНТАРИЙ К ТРУДОВОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ”, изд.6-е АКТУАЛИЗАЦИЯ

ОРЛОВСКИЙ Ю.П., ЧИКАНОВА Л.А., НУРТДИНОВА А.Ф., КОРШУНОВА Т.Ю., СЕРЕГИНА Л.В., ГАВРИЛИНА А.К., БОЧАРНИКОВА М.А., ВИНОГРАДОВА З.Д., 2014

Статья 237. Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.

  • Статья 236. Материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику
  • Статья 238. Материальная ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю
Читайте также:  Какой штраф за парковку на месте для инвалидов в 2022 году?

Комментарий к ст. 237 TК РФ

1. Моральный вред может быть возмещен работнику во всех случаях нарушения работодателем его трудовых прав.

2. При возмещении морального вреда, причиненного работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, необходимо использовать не только ППВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2, но и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” (БВС РФ. 1995. N 3).

Судебная практика по статье 237 TК РФ

Представитель ответчика по сумме иска – 7320 руб. в ходе судебного разбирательства возражений не представил. В соответствии со статьей 237 ТК Российской Федерации моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых оглашением сторон трудового договора.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Н.С. Колпаков просит проверить конституционность статей 3, 4, 23, 62, 72, 89, 122, 123, 135, 154, 166, 167, 168, 169, 236, 237, 394, 395 и 396 Трудового кодекса Российской Федерации, указывая при этом, что его конституционные права нарушены не этими – соответствующими, по его мнению, Конституции Российской Федерации – положениями Трудового кодекса Российской Федерации, а работодателем и судами общей юрисдикции, не применившими в его деле те нормы Кодекса, которые подлежали применению, и тем самым отказавшими ему в судебной защите. Кроме того, Н.С. Колпаков просит Конституционный Суд Российской Федерации дать толкование статьи 154 Трудового кодекса Российской Федерации, поскольку считает, что она была неправильно истолкована судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда при рассмотрении его кассационной жалобы.

И ЧАСТЬЮ ВТОРОЙ СТАТЬИ 237 ТРУДОВОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой,

Отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, суды, руководствуясь положениями части 1 статьи 5, статей 7, 8, 9 части 1 статьи 18 Закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ, статей 22, 129, 146, 147, 219, 237 Трудового Кодекса Российской Федерации, статей 59, 151, 307, 1099, 1064 Гражданского Кодекса Российской Федерации, правовыми позициями, изложенными в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 N 10 “Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” и Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 04.12.2012 N 10151/2012, пришли к выводу о том, что названные выплаты осуществлялись обществом своим работникам в рамках трудовых правоотношений и носили характер компенсации за работу во вредных и тяжелых условиях труда, так как спорные денежные суммы общество выплачивало своим работникам при фактическом отсутствии установленных законом на то оснований для возникновения обязанности работодателя по возмещению морального вреда. Следовательно, названные выплаты подлежали включению в базу для исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование.

Семенов В.А. обратился в суд с иском к Министерству внутренних дел по Республике Хакасия (далее – МВД по Республике Хакасия) о взыскании единовременного пособия с учетом индексации в размере . руб. на основании части 5 статьи 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ “О полиции” (далее – Закон “О полиции”), взыскании неустойки, предусмотренной пунктом 4 статьи 11 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 52-ФЗ “Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы”, за период с 26 августа по 8 октября 2014 г. в размере . руб., а также компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации в размере . руб.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении исковых требований Савкина А.П. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, суд апелляционной инстанции указал на то, что сумма выплаченного Савкину А.П. единовременного пособия в размере . руб. (без вычета НДФЛ – . руб.) не является компенсацией в счет возмещения морального вреда, поскольку ответчиком доказательств, свидетельствующих о том, что данная выплата является выплатой в счет компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, не представлено. Учитывая наличие у истца профессионального заболевания и утраты вследствие этого профессиональной трудоспособности, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что Савкин А.П. имеет право на компенсацию морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием, в соответствии со ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации и п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Маланина В.И. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Маланин В.И. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Абакумова А.М. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение требований части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Абакумов А.М. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Фольмера В.Ю. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Фольмер В.Ю. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался, в связи с чем требования о компенсации морального вреда на основании статьи 237 Трудового кодекса Российской Федерации истцом не заявлялись.

Кроме того, суды первой и апелляционной инстанций в качестве основания для частичного удовлетворения исковых требований Кадникова В.А. о компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием на производстве, сослались на статью 237 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора. Вместе с тем суды в нарушение части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающей, что суд принимает решение по заявленным истцом требованиям, не приняли во внимание то обстоятельство, что Кадников В.А. при обращении в суд с названными требованиями в обоснование своего иска на данную норму закона не ссылался.

Разрешая спор и частично удовлетворяя исковые требования Ибе А.В., суд первой инстанции исходил из того, что между имеющимся у Ибе А.В. профессиональным заболеванием и негативным воздействием на его организм вредных производственных факторов во время работы у ответчика имеется причинно-следственная связь, поскольку ответчик не создал истцу безопасных условий труда, тем самым причинив ему моральный вред в результате профессионального заболевания, в связи с чем на основании ст. 237 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго п. 3 ст. 8 Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” у ответчика возникло обязательство возместить моральный вред, причиненный истцу профессиональным заболеванием.

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Нравственные страдания относятся к разряду самых неприятных переживаний лица, которое может испытать стыд, унижение или страх.

Что такое моральный вред

Трудовой кодекс РФ не знаком с определением «моральный вред». В связи с этим нужно воспользоваться определением, выработанным Гражданским кодексом, так как оно в силу своей универсальности может применяться в любой отрасли права.

Моральным вредом ст.151 ГК РФ называет физические или нравственные страдания, которые индивид претерпевает в процессе неправомерных действий, и которые тем или иным образом наносят вред его личным неимущественные правам или посягают на его нематериальные блага, в число которых входят жизнь, достоинство, деловая репутация, личная тайна.

Применительно к трудовым правоотношениям, моральный вред или ущерб понимается в виде нравственных переживаний лица, который, к примеру, лишен возможности продолжать работу вследствие неправомерного увольнения, участвовать в активной социальной жизни в результате распространенных в отношении него порочащих сведений или полученного на работе увечья.

Всякий конфликт или несправедливое отношение вызывают отрицательные эмоции у человека, но именно моральным вредом это считать нельзя. Факт нанесения морального урона работнику работодателем, подлежит доказыванию в суде и только тогда смогут присудить возмещение морального вреда, причиненного работнику.

Причинение морального вреда работнику

Моральный вред может причиняться любому лицу. Он может привести к ощутимым физическим и нравственным страданиям. Для физических страданий характерно чувство боли, к примеру, при получении увечья или другого повреждения здоровья, наступившего в результате невыполнения правил по технике безопасности.

Нравственные страдания относятся к разряду самых неприятных переживаний лица, которое может испытать стыд, унижение или страх. В трудовых правоотношениях моральный ущерб работнику наносится, в основном, неправомерными действиями работодателя. Работодатель может:

  • уволить работника, в результате чего последний, не имея возможности в скором времени поступить на другую работу, получает статус безработного;
  • может задержать заработную плату, поставив семью работника в тяжелое материальное положение;
  • может применить к нему необоснованное дисциплинарное взыскание либо отстранение от работы.

Кроме того, в отношении работника могут распространяться не соответствующие действительности или позорящие сведения, причем не только работодателем, но и другими лицами. Моральные переживания в некоторых случаях могут трансформироваться и в физические, например, болезнь от нравственных страданий.

Как доказать факт морального вреда

Для того, чтобы иметь возможность компенсировать нанесенный ему моральный вред, работник обязан доказать, что, к примеру, в результате неправомерных действия работодателя он получил заболевание или потерял возможность поступить на другую работу.

Для того, чтобы грамотно решить вопрос с работодателем по поводу возмещения морального вреда важно собрать определенные документы, которые будут представлены в виде доказательств. К таким документам можно отнести:

  • листки нетрудоспособности;
  • свидетельские показания;
  • справки или другие документы, которыми можно подтвердить факт того, что потерпевший является единственным кормильцем и, вследствие случившегося, он временно или постоянно прекращает им быть;
  • аптечные чеки на приобретение лекарств, справки врачей;
  • заявления коллег по работе.

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Закону известен лишь единственный способ возместить нравственные переживания и страдания – денежная компенсация. Денежная форма компенсации установлена частью первой ст.237 ТК. Сумма денежной компенсации определена договором между работодателем и работником.

Выплата производится на основании приказа работодателя. В случаях, когда работник не удовлетворен размером суммы возмещения, он вправе обратиться в суд, предъявив в своих требованиях большую сумму компенсации.

При этом суд, рассматривая иск, назначает размер компенсации независимо от суммы, уплачиваемой за имущественный вред.

Конкретной фиксированной суммы компенсации морального вреда закон не содержит. Пострадавший может просить любую сумму, которая, по его мнению, способна возместить моральный урон. Однако, окончательное определение суммы остается в компетенции суда, который с учетом самых разных обстоятельств, включая и особенности психического и физического здоровья лица, сам определяет подлежащую выдаче потерпевшему сумму.

Читайте также:  Предоставляется ли декретный отпуск по срочному трудовому договору?

Условия, необходимые для компенсации морального вреда

Говорить о возмещении морального вреда возможно, если имеется одновременная совокупность условий (ст.233 ТК РФ). Во-первых, необходимо существование самих страданий, то есть именно морального вреда. Во-вторых, возмещается моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями со стороны причинителя вреда. В-третьих, существует причинная связь между вредом и незаконными действиями. В-четвертых, должна быть доказана вина причинителя.

В определенных случаях работодатель может быть призван к ответственности и без вины. Это происходит в тех ситуациях, если вред работнику причинил источник повышенной опасности, принадлежащий работодателю, или если причинение вреда произошло посредством распространения информации, порочащей честь, достоинство и деловую репутацию.

Автор статьи

Кузнецов Федор Николаевич

Кузнецов Федор Николаевич

Опыт работы в юридической сфере более 15 лет; Специализация – разрешение семейных споров, наследство, сделки с имуществом, споры о правах потребителей, уголовные дела, арбитражные процессы.

Возмещение морального вреда, причиненного работнику

Моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора (ст. 237 ТК РФ).

Понятие морального вреда можно найти в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

Согласно п. 2 этого Постановления под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий, и др.

Учитывая, что ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, суд в силу абз. 14 ч. 1 ст. 21 и ст. 237 ТК РФ вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).

Как отмечается в научной литературе, «основанием для компенсации морального вреда, причиненного работнику, может стать не только нарушение работодателем материальных, но и умаление нематериальных благ работника, в том числе дискриминация работника, нарушение его личной тайны (в частности, нарушение законодательства о персональных данных работника — ст. 86 — 90 ТК РФ)

На основе изучения материалов правоприменительной практики А.С. Феофилактов указывает, что наиболее часто встречающимися формами нарушений прав работников, влекущими удовлетворение требований о компенсации морального вреда, являются следующие:

  • увольнение с работы или перевод на другую работу;
  • наложение дисциплинарного взыскания;
  • необоснованное лишение премий, надбавок и иных выплат работнику стимулирующего характера;
  • невыплата или несвоевременная выплата заработной платы;
  • причинение вреда здоровью работника при исполнении им трудовых обязанностей
  • необоснованный отказ в приеме на работу;
  • неправомерное привлечение к материальной ответственности по решению работодателя в случаях, не предусмотренных ТК РФ

Определение размера морального вреда

Трудовое законодательство РФ не содержит рекомендаций по поводу того, в каком размере должен быть компенсирован моральный вред, причиненный работнику. С точки зрения авторов, это справедливо, поскольку суммы компенсации в каждом конкретном случае будут разными и установить единый алгоритм их определения невозможно. Хотя в научной литературе можно найти предложения по установлению размеров компенсации морального вреда.

В частности, Л. Чиканова предлагает включить в ст. 394 ТК РФ следующее правило: «В случае признания отказа в приеме на работу необоснованным суд принимает решение о выплате работнику компенсации морального вреда, размер которой не может быть менее той суммы, которую он получил бы, выполняя работу, в которой ему было отказано, за все время со дня отказа в приеме на работу и до вынесения судом соответствующего решения, но не более чем за один год»

По ее мнению, моральный вред должен подлежать возмещению во всех случаях необоснованного отказа в приеме на работу, а не только в случае отказа по дискриминационным мотивам, как вытекает из содержания ст. 3 ТК РФ. Причем наличие нравственных страданий как основание для возмещения морального вреда должно презюмироваться. Иначе говоря, работник не должен доказывать причинение ему морального вреда, если факт необоснованного отказа в приеме на работу установлен судом

В литературе можно найти критерии определения размеров компенсации в рассматриваемом случае. М.Н. Малеина полагает, что в случае таких нарушений, как несвоевременная или неполная выплата заработной платы или увольнение без законного основания либо с нарушением установленного порядка увольнения, для определения компенсации неимущественного вреда можно выделить единые частные критерии:

  • материальное положение потерпевшего;
  • наличие или отсутствие других источников дохода
  • наличие или отсутствие нетрудоспособных иждивенцев в семье потерпевшего;
  • состояние здоровья.

Соответственно, размер компенсации должен быть выше, если работник не имеет других источников дохода, в состав его семьи входят нетрудоспособные иждивенцы, работник имеет хронические заболевания, травмы или находится в состоянии беременности (следовательно волнуется по поводу своего здоровья и возможных осложнений, поскольку в большинстве заболеваний лечение предполагается постоянное, а не периодическое, требуются существенные траты на лекарства, дополнительное питание). Кроме этого, в случае увольнения без законного основания либо с нарушением установленного порядка дополнительными к названным критериям для определения компенсации неимущественного вреда можно назвать возраст и место жительства гражданина. Думается, что если возраст работника выше пенсионного возраста и (или) гражданин проживает в местности, где сложно трудоустроиться, то его переживания в связи с потерей работы будут тяжелее, соответственно, и размер компенсации в указанных ситуациях должен быть выше

В п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 разъясняется, что размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости. Таким образом, работник, обращающийся в суд, самостоятельно определяет размер компенсации за причиненный ему моральный вред, который он хотел бы получить.

При этом стороны заранее, например, в трудовом договоре, могут прийти к соглашению о размере морального вреда, который будет компенсирован работнику в случае нарушения работодателем принятых на себя обязательств. В этом случае суд может посчитать, что оснований для компенсации морального вреда в ином размере нет.

Согласно п. 5.6 трудового договора, заключенного между истцом и ответчиком, работодатель обязуется и гарантирует компенсировать моральный вред работнику в размере 100 тыс. руб. в случае невыполнения им условий трудового договора по оплате труда работника, так как он понимает, что заработная плата является единственным источником дохода работника. Указанные условия трудового договора послужили основанием иска о компенсации морального вреда.

В соответствии с ч. 1 ст. 237 ТК РФ моральный вред, причиненный работнику неправомерными действиями или бездействием работодателя, возмещается работнику в денежной форме в размерах, определяемых соглашением сторон трудового договора.

Несмотря на то что ст. 237 ТК РФ предусмотрена возможность в судебном порядке оспаривать размер компенсации морального вреда, в данном случае у суда не имелось оснований для уменьшения размера компенсации морального вреда.

Трудовым договором установлена компенсация морального вреда истцу в размере 100 тыс. руб., следовательно стороны пришли к соглашению о соответствии указанного размера компенсации тяжести физических и нравственных страданий и условиям, при которых данный вред был причинен. Указанный договор никем не оспорен, следовательно не применять условие трудового договора, которым установлен размер компенсации морального вреда, у суда не имелось оснований. При этом наличие в трудовом договоре соглашения о размере компенсации морального вреда согласуется с требованиями ч. 1 ст. 237 ТК РФ.

Кроме этого, в процессе рассмотрения данного гражданского дела в суде первой инстанции непосредственно спора об условии трудового договора о компенсации морального вреда между сторонами не возникло.

Таким образом, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в размере 100 тыс. руб., а не установленная судом первой инстанции сумма в размере 20 тыс. руб.

См.: Обзор апелляционной практики рассмотрения гражданских дел за третий квартал 2014 года, подготовленный Судебной коллегией по гражданским делам Камчатского краевого суда 18 ноября 2014 г.

В случае возникновения спора факт причинения работнику морального вреда и размеры его возмещения определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба (ст. 237 ТК РФ). Вопрос о том, должен ли работник доказывать факт причинения ему моральных и нравственных страданий и соразмерность требуемой им суммы компенсации, спорный. В одних случаях суды полагают, что работник не должен доказывать факт причинения ему морального вреда.

Например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан в Апелляционном определении от 20.01.2015 N 33-292/2015, 33-17959/2014 указала следующее: «Доводы апелляционной жалобы о том, что отсутствуют доказательства причинения морального вреда работнику, являются неправомерными, поскольку достаточным основанием для компенсации морального вреда является установление факта нарушения трудовых прав работника».

Аналогичные выводы можно найти в Апелляционном определении Воронежского областного суда от 24.07.2014 N 33-3880 и еще в ряде судебных актов.

В то же время в других случаях суды обращают внимание на факты, подтверждающие причинение работнику моральных страданий.

Так, в Апелляционном определении Апелляционного суда г. Севастополя от 16.10.2014 N 33-196/2014 отмечается, что «доводы апелляционной жалобы об отсутствии документов, подтверждающих причинение истцу морального вреда, не состоятельны, учитывая доказанность неправомерного бездействия ответчика и нарушения тем самым права истца на своевременную выплату причитающихся ей денежных сумм, вследствие чего в конкретный период она осталась без средств к существованию, испытывала нравственные переживания, принимая дополнительные усилия для организации своей жизни и восстановления нарушенного права в суде».

Кроме этого, суды оценивают, соответствует ли размер компенсации объему и характеру нравственных страданий, причиненных работнику, и при выводе об отсутствии такого соответствия могут отказать работнику во взыскании заявленных им сумм компенсации морального вреда.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Разрешая требования истицы о взыскании денежной компенсации морального вреда, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что при проведении 18 июня 2013 г. аттестации К. были нарушены ее трудовые права, что причинило ей нравственные страдания, в связи с чем обоснованно признал за истицей право на компенсацию морального вреда.

Судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции, определяя размер компенсации морального вреда, учел все представленные истицей доказательства, фактические обстоятельства дела, объем и характер нравственных страданий, причиненных ей незаконным отказом в присвоении высшей квалификационной категории, и обоснованно определил размер компенсации.

Указанная компенсация морального вреда соответствует степени причиненных К. нравственных страданий, отвечает требованиям разумности и справедливости, в связи с чем судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционной жалобы о ее заниженном размере.

Доказательств причинения нравственных страданий в большем размере истицей не представлено. Апелляционное определение Суда Ненецкого автономного округа от 01.04.2014.

Более подробно с данным материалом Вы можете ознакомиться в СПС КонсультантПлюс

Ссылка на основную публикацию