Мошенничество в сфере ЖКХ, на почте, в службе судебных приставов, на работе: предусмотренная ответственность за коррупцию и взятки

Особенности квалификации: взятка или мошенничество

Сотрудник ГИБДД Петров во внерабочее время, использовав форменное обмундирование, а также заведомо непригодный анализатор паров этанола, остановил водителя Смирнова и, продемонстрировав ему показания прибора, свидетельствующие о том, что водитель находится в состоянии опьянения, предложил передать ему взятку в размере 200 000 руб. за несоставление протокола соответствующего нарушения, влекущего административное наказание в виде лишения права на управление транспортным средством (ТС). Смирнов, осознавая, что, поскольку в состоянии опьянения он не находился, а анализатор, следовательно, заведомо неисправен, опасаясь реализации высказанной в отношении его угрозы, передал Петрову 200 000 руб., а затем немедленно сообщил в правоохранительные органы о передаче им взятки. Смирнов был задержан, указанные денежные средства у него изъяты.

Состав какого преступления образуют действия Петрова: получения взятки или мошенничества?

Вот извлечение из приговора областного суда – при отчасти схожих обстоятельствах вменено взяточничество: «Х. А. Ю., находясь при исполнении служебных обязанностей, в комнате милиции, в международном аэропорту Курумоч, расположенном на территории Самарской области, не выявив при проверке документов гражданина Республики Таджикистан, который следовал через аэропорт Курумоч транзитом из Душанбе в Иркутск, никаких нарушений, действуя из корыстных побуждений, используя свое должностное положение и полномочия, незаконно удерживая паспорт, что угрожало невылетом гражданина рейсом в Иркутск, потребовал передать ему 100 руб. за возвращение паспорта и дальнейший свободный вылет в Иркутск, на что последний вынужден был согласиться, он передал Х. А. Ю. имевшиеся у него 50 руб. в качестве взятки за возврат паспорта и свободный вылет его в Иркутск. Получив 50 руб., Х. А. Ю. отпустил гражданина из комнаты милиции, вернув ему паспорт» (из приговора Самарского областного суда от 22.06.2010).

Общий вывод по результатам изучения практики последних лет все тот же: это взяточничество, если установлено, что должностное лицо фактически могло совершить по службе незаконные действия, которыми оно угрожает, то есть в его полномочия входит принимать соответствующие меры и оно может, например, сфальсифицировать документы, само привлечь невиновного к ответственности либо стать инициатором привлечения, будучи на это уполномочено законом. В этом случае оно принимает взятку за законное бездействие по службе, поскольку служба дает ему возможность и незаконно действовать.

Однако в приговорах, как правило, не используется словосочетание за «законное бездействие», а применяется примерно такая формула: «Получило взятку за несовершение незаконных действий, которые оно могло совершить с использованием должностного положения» (но не полномочий!).

Общий вывод все тот же: это взяточничество, если установлено, что должностное лицо фактически могло совершить незаконные действия, которыми угрожает.

Если же должностное лицо не могло в тех условиях совершить обещанные незаконные действия по службе по отношению к тому лицу (далее – гражданину), у кого требовало незаконное вознаграждение под угрозой привлечения к ответственности за несовершенное в действительности гражданином правонарушение, то получение ценностей охватывается составом мошенничества.

Вопрос, следовательно, в том, обладал ли Петров фактической возможностью использовать свое должностное положение (не полномочия!) для привлечения Смирнова к ответственности либо за инициирование такого привлечения.

Ответ на этот вопрос ищем в п. 2 ч. 2 ст. 27 Федерального закона от 07.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции», согласно которому «сотрудник полиции независимо от замещаемой должности, места нахождения и времени суток обязан: в случае выявления преступления, административного правонарушения, происшествия принять меры по предотвращению и (или) пресечению преступления, административного правонарушения, задержанию лиц, подозреваемых в их совершении, и сообщить об этом в ближайший территориальный орган или подразделение полиции».

Значит, необходимо установить, мог ли Петров при указанных обстоятельствах, пусть и незаконно, реализовать свои полномочия, передав материалы для возбуждения административного производства. Если соответствующий порядок в органе внутренних дел был установлен, то содеянное образует состав взяточничества, если же нет (не мог даже незаконно составить протокол, использовать данные заведомо неисправного анализатора и т. п.), то ответственности Петров подлежит по ст. 159 УК РФ (мошенничество).

Автор: Павел Яни, профессор юридического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, научный руководитель Научно-образовательного центра «Уголовно-правовая экспертиза», главный редактор журнала «Уголовное право», член Научно-консультативных советов при Верховном суде и Федеральной палате адвокатов, доктор юридических наук, профессор.

Судебные приставы берут взятки и совершают подлоги

Лента новостей

Все новости »

С начала этого года 39 судебных приставов привлечены к ответственности по обвинению в коррупции. Об этом сообщил директор Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Артур Парфенчиков. Растет и число коррупционных дел среди сотрудников ФСПП

39 судебных приставов привлечены к ответственности по обвинению в коррупции с начала этого года. Фото: РИА Новости –>

С начала этого года 39 судебных приставов привлечены к ответственности по обвинению в коррупции. Об этом сообщил директор Федеральной службы судебных приставов (ФССП) Артур Парфенчиков. Растет и число коррупционных дел среди сотрудников ФСПП.

Между тем, по словам Парфенчикова, две трети так называемых коррупционных случаев носят «условно коррупционный» характер. Как сообщили сегодня BFM.ru в пресс-службе ФСПП, «это не взяточники в прямом смысле этого слова, большей частью это — подлоги и нарушения исполнения своих служебных обязанностей», — уточнили в ведомстве.

Как отмечают в ФСПП, более 90% преступлений коррупционной направленности выявляет служба собственной безопасности. С этого года борьбой с недобросовестными сотрудниками занимается специально созданное управление противодействия коррупции, работающее в структуре центрального аппарата ФСПП, а также его подразделения в территориальных органах ведомства.

Взяток берут больше прежнего, а документов подделывают и того больше

Как бы то ни было, количество преступлений, совершенных сотрудниками ФСПП, подпадающих под статью 290 УК РФ «Получение взятки», с начала этого года растет. Согласно статистике ведомства, с января по август было возбуждено 34 таких дела против 28 годом ранее. Кроме того, в семь раз увеличилось количество преступлений, связанных с подделкой документов, штампов, печатей и бланков (ст 327 УК РФ). За 8 месяцев этого года было возбуждено 15 дел по данным нарушениям, с января по август 2008 года таких случаев было всего два.

Тем не менее, как отметили BFM.ru в пресс-службе ФСПП, наиболее распространенными преступлениями среди сотрудников ведомства является служебный подлог — 39% от всех совершенных преступлений. По этой статье за 8 месяцев этого года было возбуждено 247 уголовных дел, что почти на 80% больше, чем в прошлом году. Служебный подлог чаще всего осуществлялся путем составления фиктивных документов для скорейшего окончания исполнительного производства, в частности, вынесения фиктивных постановлений о невозможности взыскания задолженности.

Всего же за 8 месяцев 2009 года было возбуждено 484 уголовных дела в отношении работников ФСПП. В прошлом году — 390 уголовных дел в отношении 264 работников.

«Поводов для получения взяток судебными приставами очень много, — говорит в интервью BFM.ru член комиссии Госдумы по законодательному обеспечению противодействия коррупции Виктор Илюхин. — Взыскание долга можно отсрочить, можно не взыскать сумму полностью, не указать вклады, которые имеются у должников, или вовсе не исполнять решение суда. Общая причина развития коррупции — бесконтрольность».

При этом, как утверждает депутат, система судебных приставов пока не зарекомендовала себя эффективной работой — по статистике, в России треть судебных решений по взысканию долгов не исполняется. «Приставы зачастую не утруждают себя работой по взысканию мелких сумм», — указывает он.

Еще одной причиной, по которой количество взяток увеличивается, является сама судебная статистика. Как рассказал сегодня Артур Парфенчиков, российские суды оправдывают только одного из более чем 1,6 тысячи должников, представших перед судом. «Я считаю, что это достаточно хорошее достижение, которое показывает, что дознание в службе судебных приставов ведется на высоком уровне», — заявил Парфенчиков.

Неплательщиков штрафов выставят на всеобщее обозрение

Стоит отметить, что сами приставы все активнее работают над взысканием задолженности. За 10 месяцев 2009 года на исполнении в территориальных органах ФССП России находилось почти 39 млн исполнительных производств, что на 8 млн больше, чем за аналогичный период прошлого года. Всего за 10 месяцев 2009 года с должников удалось взыскать 214 млрд рублей, что на 53, 4 млрд рублей больше, чем за аналогичный период прошлого года. Как ранее сообщал BFM.ru, приставы выставляют на торги квартиры ипотечных должников, магнитолы, мобильные телефоны, домашних животных. Служба в настоящее время публикует список должников по алиментам. И, как заверил Парфенчиков, сейчас обсуждается вопрос о возможности публикации списков неплательщиков административных штрафов и налоговых должников.

Должников разыскивают в социальных сетях

Как рассказал сегодня на пресс-конференции Артур Парфенчиков, судебные приставы активно разыскивают должников с помощью Интернета. «Информация, размещенная в Сети, в том числе на ресурсах «Одноклассники» и «ВКонтакте», используется розыскными подразделениями территориальных органов службы судебных приставов для сбора сведений о должниках и их имуществе», — цитирует его слова Прайм-ТАСС.

Правда, иногда такой розыск приводит к преследованию самих судебных приставов. Так, сегодня стало известно, что жительница Москвы Яна Куликова намерена подать иск против управления судебных приставов по республике Удмуртия, разместившего ее фото на сайтах «ВКонтакте.ру» и «Одноклассники.ру» для поимки должников. Она намерена взыскать с приставов 5 млн рублей.

Переквалификация со взятки на мошенничество (с 290 УК РФ на 159 УК РФ) Прекращение ст. 290 УК РФ

Переквалификация со взятки на мошенничество (с 290 УК РФ на 159 УК РФ) Прекращение ст. 290 УК РФ

ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЯ СО ВЗЯТКИ НА МОШЕННИЧЕСТВО

(с 290 УК РФ на 159 УК РФ)

В современной России преступления в сфере коррупции серьезно влияют на общество и экономику страны, не зависимо от уровня экономического развития или нахождения государства в условиях кризиса.С 2000 года борьба с коррупцией в России приняла национальный и системный характер, в результате которого было принято ряд мер по борьбе и профилактике коррупционных преступлений, в связи с чем РФ участвует в различных программах, в частности с 2006 года Россия ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции и приняла на себя ряд обязательств по имплементации антикоррупционных механизмов. С 2011 года в статью 291 УК РФ были внесены изменения, радикально повысившие наказание за дачу взятки.

Вместе с тем, в 2019 году по сравнению с 2017 годом, количество преступлений по ст. 290 УК РФ (получение взятки) выросло на 34,8 % (согласно порталу правовой статистики Генеральной прокуратуры РФ). А наказание за получение взятки, как правило, назначается судами в виде реального лишения свободы и может достигать до 15 лет лишения свободы со штрафами многократно превышающими сумму взятки.

В связи с чем, адвокатским сообществом и адвокатами, специализирующимися на коррупционных преступлениях, все чаще становится актуальным выстраивание стратегии защиты обвиняемых по ст. 290 УК РФ, в виде переквалификации взятки на ст. 159 УК РФ – мошенничество, совершенное лицом, с использование своего должностного положения.

На практике разграничение таких составов преступления, как взяточничество и мошенничество вызывает серьезные трудности, несмотря на то, что имеется существенное различие в их объективной и субъективной стороне.

Какими же критериями необходимо руководствоваться при переквалификации взяточничества на мошенничество (со ст. 290 УК РФ на ст. 159 УК РФ)?

В соответствии с п. 24 Постановления Пленума № 24 получение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, ценностей за совершение действий (бездействия), которые входят в его полномочия либо которое оно могло совершить с использование служебного положения, следует квалифицировать как получение взятки, либо коммерческий подкуп, вне зависимости от намерения совершить указанные действия (бездействие). В том случае, если указанное лицо получило ценности за совершение действий (бездействия), которые в действительности оно не может осуществить, ввиду отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, такие действия, при наличии умысла на приобретение ценностей, следует квалифицировать как мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Таким образом, при анализе материалов уголовного дела по взятке, необходимотщательно изучить и оценить доказательства обвинения на предмет соответствия выполнения подзащитным функций должностного лица:

  • Какие именно должностные обязанности выполнял доверитель, обвиняемый во взяточничестве, согласно трудовому договору, должностному регламенту или инструкции.
  • Имеются ли достаточные основания для переквалификации деяния (получения взятки) на ст. 159 УК РФ (мошенничество).
  • Действительно ли должностное лицо не имело объективной возможности совершить действия (бездействие) в пользу взяткодателя, в виду отсутствия у него таких полномочий.
  • Сфера деятельности, в ходе которой должностное лицо получило денежные средства в качестве взятки, не входит в компетенцию взяткополучателя, в соответствии с его должностными обязанностями.
  • Взяткополучатель был уволен со своей должности или переведен на другую должность, до получения взятки.
  • Имеются ли аудиозаписи, подтверждающие факт получения ценностей, за действия или бездействие.

В то же время необходимо выстроить такую стратегию защиты, при которой не будет оставаться сомнений в том, что данные деяния (взятка) необходимо квалифицировать именно как мошенничество:

  • Разработать проекты допросов и заблаговременно подготовить вопросы для свидетелей защитыи свидетелей обвинения о том, что входило в должностные обязанности подзащитного на момент получения им ценностей в качестве предмета взятки.
  • Подготовить адвокатские запросы о должностных обязанностях доверителя, включая все должностные инструкции, приказы, регламенты и иные документы, которые будут подтверждать, что подзащитный не являлся должностным лицом или не имел возможности принимать те или иные решения, относящиеся ко взятке.
  • Внимательно изучить все протоколы ПТП, СИТКС, аудио и видео записей полученных в ходе ОРМ, в том числе в ходе оперативного эксперимента (прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи и иные). Дать им оценку и подготовить вопросы для подзащитного и свидетелей, подтверждающие, что в действиях доверителя не усматриваются признаки состава преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ.
Читайте также:  Статья 12.15.4 КоАП РФ: ответственность за выезд на полосу встречного движения при обгоне и пересечение сплошной линии

Перечень действий адвокатов при защите своих доверителей по статьям коррупционной направленности не является исчерпывающим и всегда несет частный характер, поскольку каждое дело по ст. 290 УК РФ является уникальным и требует тщательный и доскональный подход к защите.

От теории к практике.

В марте 2019 года к нам, Адвокатам команды «24Право» – Зинурову Александру Захировичу и Федосову Виктору Ивановичу, обратились за помощью родственники гражданина Р, которого обвиняли в получении взятки, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 290 УК РФ.

Из материалов уголовного дела, следовало, что 01 марта 2019 г. в Бабушкинском межрайонном следственном отделе СУ по СВАО ГСУ СК РФ по г. Москве в отношении должностных лиц – Ц и Р возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного п. п. «а, б, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.02.03.2019 г. В 00 ч. 40 мин., по подозрению в совершении указанного преступления, в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ, гражданин Р был задержан.

В этот же день 02.03.2019 г. гражданину Р по настоящему уголовному делу было предъявлено обвинение по п. п. «а, б, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ.В соответствии со ст. 171 УПК РФ, при наличии достаточных доказательств, дающих основания для обвинения лица в совершении преступления, следователь выносит постановление о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

Изучив доводы следователя, изложенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого гражданина Р, Адвокатами Зинуровым А.З. и Федосовым В.И.были поданы жалобы в Прокуратуру г. Москвы и Генеральную Прокуратуру РФ, из которых следовало, что у следователя не было достаточных доказательств для предъявления обвинения в отношении гражданина Р, по п. п. «а, б, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, а именно в совершении получения должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение незаконных действий в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, группой лиц по предварительному сговору, с вымогательством взятки, в крупном размере.

Мы (адвокаты Зинуров и Федосов), были убеждены в преждевременном и незаконном характере самого постановления о привлечении Р в качестве обвиняемого от 02.03.2019 г.Постановление следователя от 02.03.2019 г. о привлечении Р в качестве обвиняемого по уголовному делу в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а, б, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, как посчитала сторона защиты, было вынесено, по форме и содержанию с нарушениями требований ст. ст. 171, 172 УПК РФ. Постановление было не мотивировано и не содержало исчерпывающих выводов, основанных на приведенных фактических обстоятельствах, относительно наличия в действиях Р признаков вмененного ему состава преступления. Сама фабула предъявленного обвинения в отношении Р не соответствовала фактической стороне в отсутствие события, действий и состава преступления, в их причинно-следственной и хронологической последовательности.

Так, из Постановлении о привлечении Р в качестве обвиняемого по п. п. «а, б, в» ч. 5 ст. 290 УК РФ, следовало, что гражданин Р, являясь советником Управления ……. (Госинспекция по недвижимости), будучи осведомленным в своей деятельности руководствоваться Положением о Госинспекции, должностным регламентом главного инспектора Управления госинспекции по недвижимости и иными федеральными законами и нормативно правовыми актами РФ, являясь таким образом, должностным лицом, обладающим в силу занимаемой должности широким кругом прав и полномочий административно-хозяйственного и организационно-распорядительного характера, в чьи должностные полномочия входило, в том числе, осуществление выявления фактов незаконного использования земельных участков, расположенных на территории г. Москвы, а так же подтверждения фактов выявления и пресечения незаконного использования земельных участков; принятие решения о выдаче предписания; требования об устранении административного правонарушения без составления протокола; по поручению начальника Управления осуществление подготовки проектов распоряжений на проведение проверок и поручений на обследование объектов недвижимости; контроль за своевременным проведением проверок выполнения ранее выданных предписаний, требований по устранению выявленных правонарушений в сфере учета и использования объектов недвижимости; внесению начальнику Управления предложения о передаче материалов в правоохранительные и судебные органы в случаях нарушения административного, гражданского и уголовного законодательства, в неустановленное следствием время, но не позднее 20.02.2019 г. принял решение получить взятку в крупном размере группой лиц по предварительному сговору за незаконное бездействие.

С этой целью Р не позднее 20.02.2019 г., находясь в г. Москве вступил в преступный сговор с Ц, состоящим в должности главного инспектора ……. после чего разработали преступный план совершения преступления, направленного на получение взятки в крупном размере, а так же распределили между собой преступные роли. В последующем, 01.03.2019 г. гражданин Ц, действуя в рамках ОРМ находясь в помещении Управления ……., расположенного по адресу: г. Москва, ………., передал лично Р в виде взятки, согласно ранее достигнутой договоренности, полученные от П денежные средства в размере …….. рублей за прекращение проверки и не указание выявленных нарушений, а так же не сообщение о выявленных нарушениях в Госинспекцию недвижимости г. Москвы, после чего Р был задержан с поличным на месте преступления.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 июля 2013 г. N 24 г. Москва “О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях”, при разрешении вопроса о том, совершено ли коррупционное преступление должностным лицом, лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации судам следует руководствоваться примечаниями 1, 2 и 3 к статье 285, примечанием 2 к статье 290, примечанием 1 к статье 201 УК РФ, учитывая при этом соответствующие разъяснения, содержащиеся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года N 19 “О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий”.

При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 290 УК РФ, судам необходимо иметь в виду, что в этой статье установлена ответственность за получение взятки: а) за совершение должностным лицом входящих в его служебные полномочия действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, б) за способствование должностным лицом в силу своего должностного положения совершению указанных действий (бездействию), в) за общее покровительство или попустительство по службе, г) за совершение должностным лицом незаконных действий (бездействие). Под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица следует понимать такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции (например, сокращение установленных законом сроков рассмотрения обращения взяткодателя, ускорение принятия должностным лицом соответствующего решения, выбор должностным лицом в пределах своей компетенции или установленного законом усмотрения наиболее благоприятного для взяткодателя или представляемых им лиц решения).

При этом получение должностным лицом вознаграждения за использование исключительно личных, не связанных с его должностным положением, отношений не может квалифицироваться по статье 290 УК РФ. В этих случаях склонение должностного лица к совершению незаконных действий (бездействию) по службе может при наличии к тому оснований влечь уголовную ответственность за иные преступления (например, за подстрекательство к злоупотреблению должностными полномочиями или превышению должностных полномочий).

Не образует состав получения взятки принятие должностным лицом денег, услуг имущественного характера и т.п. за совершение действий (бездействие), хотя и связанных с исполнением его профессиональных обязанностей, но при этом не относящихся к полномочиям представителя власти, организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным функциям.

Так, из положений Должностного Регламента Советника Управления ……… г. Москвы, следовало, что в обязанности Р в том числе входит ряд обязанностей (Перечислены обязанности согласно Должностному регламенту).

Исходя из фактических обстоятельств дела, согласно положений Регламента Советника города Москвы, Р не направлял и в силу своих должностных обязанностей, согласно Должностному регламенту советника, не мог направить главного инспектора Управления – гражданина Ц на проведение проверки в ООО «……….», расположенного по адресу: г. Москва, ……….

Р, ни самостоятельно, ни по поручению начальника Управления ……. не вносил в базу данных Управления ……… информации о планах по проведению проверки ООО «…………..».

Р не принимал участия в принятии решения о привлечении к проведению совместной проверки ООО «………..» с сотрудниками МВД России ……… г. Москвы. Была ли официально согласована совместная проверка ООО «…………» с МВД ……., и на каком основании данная проверка проводилась, Р не было известно.

Более того, согласно Приказу № ПР-86/18 от 29 мая 2018 года Государственной инспекции «Об утверждении Порядка организации проведения мониторинга на подконтрольной территории», Главный инспектор Управления Госинспекции по недвижимости – Ц был закреплен за другой территорией г. Москвы и соответственно проводить проверку на территории ……. в силу своих полномочий, согласно данному приказу и регламенту не мог.

Принимая во внимание вышеизложенное, Адвокаты Зинуров А.З. и Федосов В.И., посчитали, что постановлением следователя нарушены конституционные права и свободы гражданина Р и таким образом затруднен его доступ к правосудию, а именно:

  1. Обвинение Рбыло предъявлено без его извещения о предстоящем предъявлении обвинения;
  2. Постановление о привлечении в качестве обвиняемого незаконно, вынесено при отсутствии события и состава преступления. Следствием умышленно искажены и сокрыты фактические обстоятельства дела и доказательства, свидетельствующие об этом, а именно проигнорировано отсутствие доказательств виновности;
  3. По данному обвинению следствием умышленно изменены объективная сторона якобы имевшего место преступления и фабула обвинения. Проигнорирован факт того, что в основу обвинения видимо положены показания свидетелей – заинтересованных лиц. Получение объективных данных привело бы к опровержению ложного обвинения;
  4. В постановлении следователь не указывает, каким образом Р вступил в преступный сговор с Ц, когда и при каких обстоятельствах Р и Ц разработали преступный план совершения преступления, после чего действуя умышленно, согласно якобы отведенным им преступным ролям, совместно и согласовано из корыстных побуждений совершили инкриминируемое им деяние;
  5. Следствием нарушены нормы ст. 171 УПК РФ, совокупность изложенных им обстоятельств свидетельствует об отсутствии каких-либо доказательств, дающих основание для его обвинения.

В связи с чем, адвокаты посчитали, что обвинение является незаконным и основано на предположениях и несуществующих фактах.

Более того, адвокатами «24Право» – Зинуровым А.З. и Федосовым В.И., были собраны исчерпывающие доказательства защиты, в совокупности, подтверждающие факт того, что в действиях гражданина Р отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 5 ст. 290 УК РФ.

В результате 20 июня 2019 года, старшим следователем СУ по СВАО ГСУ СК России по г. Москве, было вынесено Постановление о квалификации деяния гражданина Р.

Из которого следует, что выход на проверку Ц был осуществлен незаконно, в отсутствие надлежащим образом оформленного поручения Госинспекции по недвижимости г. Москвы, в этой связи какие-либо акты Ц как инспектор составить не мог, привлечь П к административной ответственности также не мог. Таким образом, Ц действуя совместно и согласовано с Р в составе группы лиц по предварительному сговору, использую свое служебное положение, ввели П в заблуждение относительно их полномочий. То есть совершили покушение на мошенничество, поскольку не смогли распорядиться денежными средствами по своему усмотрению. Соответственно действия граждан Ц и Р необходимо квалифицировать по ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 159 УК РФ, то есть покушение на мошенничество.

Таким образом, исключительными действиями адвокатов команды «24Право» Зинурова А.З и Федосова В.И. было достигнуто следующее:

  1. Переквалификация на ч. 3 ст. 159 УК РФ (Мошенничество);
  2. Последующая переквалификация на ч. 3 ст. 30 ч. 3 ст. 159 УК РФ (Покушение на мошенничество);
  3. Достигнуто мировое соглашение с потерпевшей стороной;
  4. Ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства.

Изначально подзащитному Р грозила санкция от 7 до 12 лет лишения свободы со штрафом до 15 млн руб.

В настоящее время, благодаря проделанной работе адвокатов «24Право», их подзащитному грозит от 0 до 3 лет лишения свободы, без многомиллионного штрафа.

С учетом нахождения подзащитного в СИЗО, срок назначенный судом наказания, будет исчисляться 1/1,5 суток. В этой связи, с высокой долей вероятности, суд назначит наказание, не связанное с реальным лишением свободы и подзащитный выйдет из зала суда вместе со своими адвокатами сразу после оглашения приговора.

Читайте также:  Мошенничество юридических лиц и индивидуальных предпринимателей: понятие, виды мошенничества и ответственность

С уважением к Вам,

Адвокаты: Зинуров А.З. Федосов В.И.

Тел. 8(800) 700-7329

Ответственность за коррупцию

За совершение коррупционных правонарушений граждане несут уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Рассмотрим вопросы уголовной ответственности за совершение коррупционных правонарушений.

Уголовным кодексом Российской Федерации предусматривается уголовная ответственность вплоть до лишения свободы на срок до 15 лет как за получение взятки так и за дачу взятки. То есть перед законом отвечает не только лицо, которое получает взятку, но и то лицо, которое взятку дает, или от чьего имени взятка передается взяткополучателю. В случае, если взятка передается через посредника, то он также подлежит уголовной ответственности за пособничество в даче взятки.

Понятие взяточничества охватывает два вида преступлений: получение взятки (статья 290 УК РФ) и дача взятки (статья 291 УК РФ). Близки к ним такие уголовно наказуемые деяния, как коммерческий подкуп (статья 204 УК РФ) и провокация взятки либо коммерческого подкупа (статья 304 УК РФ).

Состав преступления (взяточничества) будет иметь место независимо от того, когда была принята взятка – до или после выполнения соответствующих действий, а также независимо от того, имелась ли предварительная договоренность между взяткодателем и взяткополучателем. Дача взятки при отсутствии обстоятельств, отягчающих ответственность, наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, или в размере от пятикратной до тридцатикратной суммы взятки, либо исправительными работами на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере от пятикратной до десятикратной суммы взятки или без такового.

При наличии обстоятельств, отягчающих ответственность (дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия) в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой), дача взятки наказывается штрафом в размере от двух миллионов до четырех миллионов рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до четырех лет, или в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового либо лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет со штрафом в размере до семидесятикратной суммы взятки или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового.

Дача взятки может осуществляться с помощью посредника. Посредничеством во взяточничестве признается совершение действий, направленных на передачу взятки: непосредственная передача предмета взятки, создание условий для такой передачи. Ответственность посредника во взяточничестве наступает независимо от того, получил ли посредник за это вознаграждение от взяткодателя (взяткополучателя) или не получил.

Если взятка передается должностному лицу через посредника, то такой посредник подлежит ответственности за пособничество в даче взятки.

Необходимо отметить, что лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место:

а) вымогательство взятки со стороны должностного лица;

б) если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки;

в) если лицо активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления;

Необходимо знать, что получение взятки – одно из самых общественно опасных должностных преступлений, особенно если оно совершено в особо крупном размере, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, сопряжено с вымогательством взятки.

Обстоятельствами, отягчающими уголовную ответственность за получение взятки, являются:

– получение должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие);

– получение взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главой органа местного самоуправления;

– получение взятки группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

– получение взятки в крупном размере (крупным размером признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 150 тысяч рублей).

– получение взятки в особо крупном размере (особо крупным размером признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие 1 миллион рублей).

Самым мягким наказанием за получение взятки является штраф, а самым суровым – лишение свободы на срок до 15 лет. Кроме того, за получение взятки лишают права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (по ч. 1 ст. 290 УК РФ на срок до трех лет, по ч. 6 ст. 290 УК РФ на срок до 15 лет).

Таким образом, попытка получить блага, преимущества, избежать неприятностей при помощи взятки имеет своим последствием уголовное преследование и наказание.

Заместитель прокурора города советник юстиции К. А. Трофимов

Мошенничество в сфере ЖКХ, на почте, в службе судебных приставов, на работе: предусмотренная ответственность за коррупцию и взятки

На практике преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ необходимо отграничивать от хищений, и в частности, от мошенничества (ст. 159 УК РФ). Мошенничество определяется законом как завладение личным имуществом граждан или приобретение права на имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Некоторые трудности возникают в вопросах отграничения взяточничества от различных форм хищения чужого имущества.

В литературе, при разграничении хищений и взяточничества, указывается, что в действиях виновного содержится состав хищения, а не получения взятки, при наличии следующих признаков:

– приобретение материальных благ за счет изъятия их в результате должностного злоупотребления;

– передача материальных ценностей должностному лицу соучастниками хищения или не причастными к преступлению лицами не за какие-либо действия по службе, а в виде дележа незаконно изъятых средств или за реализуемое похищенное имущество;

– умысел, направленный на безвозмездное незаконное обращение в свою собственность имущества, хотя бы и передаваемого должностному лицу либо в виде доли похищенного, либо в форме платежа за неправомерно отчужденную материальную ценность.

Эти положения представляются правильными, однако, как верно указывают некоторые авторы, практически применять их не просто. И проблема здесь в решении основного вопроса: являются ли полученные должностным лицом средства его долей от похищенного или взяткой вознаграждением за те действия, которые он совершил с использованием служебного положения и которые только способствовали хищению?

Следует согласиться с их подходом к решению этого вопроса. Если должностное лицо получает материальные ценности за действия, совершенные им с использованием служебного положения, которые и являются элементом объективной стороны хищения данных ценностей, то это не взяточничество, а именно получение им своей доли от похищенного (в данном случае должностное лицо является исполнителем (соисполнителем) хищения).

Если же должностное лицо непосредственно в хищении не участвовало и получило незаконное вознаграждение за действия, совершенные с использованием своего служебного положения, которые хотя и способствовали хищению, но не являлись элементом его объективной стороны, имеет место получение взятки, а не хищение этих ценностей.

Получение взятки нередко смешивается с мошенничеством, совершенным должностным лицом с использованием служебного положения. Это касается случаев, когда должностное лица вводит дающего в заблуждение относительно собственных возможностей и создает у того ложное мнение о своих полномочиях, а на самом деле его служебное положение не дает ему возможности выполнить действия в пользу дающего, и получает при этом незаконное вознаграждение. Судебная практика прежних лет оценивала эти случаи как получение взятки.

Подобная квалификация справедливо подвергалась критике в уголовно-правовой литературе, поскольку в данной ситуации, безусловно, отсутствует умысел лица на соучастие во «взяткополучении». Напротив, очевидно, что его умысел был направлен на мошенническое завладение имуществом, для чего он вводит в заблуждение лицо, передающее деньги или ценности.

Позже позиция Пленума Верховного Суда СССР изменилась, и в постановлении от 30.03.1990 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» было разъяснено, что «если лицо получает от взяткодателя деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намериваясь этого сделать, присваивает их, содеянное должно квалифицироваться как мошенничество. Когда же в целях завладения ценностями взяткодатель склоняется им к даче взятки, то действия виновного помимо мошенничества должны дополнительно квалифицироваться как подстрекательство к даче взятки.

Следует согласиться с мнением ученых, полагающих, что такое решение распространяется и на ситуацию, когда деньги получаются гражданином лично, якобы в качестве должностного лица, имеющего возможность выполнить действия в интересах дающего, хотя, на самом деле, таковым лицом гражданин не является либо, хотя и является, но совершение указанных действий находится вне сферы его служебной компетенции.

Если же лицо получает от взяткодателя материальные ценности для передачи должностному лицу и оставляет у себя определенную их часть, то его действия квалифицируются по совокупности как пособничество в даче-получении взятки и хищение в форме мошенничества, вменяемое в той сумме, которую он оставил себе. При этом необходимо иметь в виду, что ответственность за мошенничество может наступить лишь в случае, если дающий был обманут и полагал, что вся сумма будет передана должностному лицу. В противном случае ответственность наступает только за соучастие во взяточничестве.

Что касается действий лица, дающего незаконное вознаграждение, то они в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки.

При этом упускается из виду, что получение взятки в принципе не может иметь место при отсутствии дачи взятки. Если не установлен факт передачи взятки или хотя бы попытка вручить ее, вопрос о получении взятки сам собой автоматически отпадает. Вот показательный пример из практики (Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г.).

«Московским городским судом 30 октября 2001 г. Казанский осужден по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ и п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ. Он признан виновным в том, что, являясь должностным лицом судебным приставом-исполнителем отдела службы судебных приставов по Западному административному округу управления юстиции г. Москвы (ОССП по ЗАО г. Москвы), получил взятку в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя и представляемых им лиц действий, входящих в его служебные полномочия; кроме того, он превысил должностные полномочия, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства с причинением тяжких последствий. 27 июля 2000 г. Казанский потребовал от начальника юридического отдела ОАО «Транспортная компания «Фили» Федотова взятку в виде денег в сумме 5 тыс. долларов США за направление в территориальное бюро технической инвентаризации (ТБТИ) «Западное-1» постановления о снятии ареста либо уведомления об отсутствии ареста на принадлежащие этому ОАО строения. Он отказался получить от Федотова 5 тыс. рублей, повторно потребовав передачи ему 5 тыс. долларов США. 31 июля 2000 г. Казанский получил от Федотова в качестве взятки 5 тыс. долларов США, эквивалентных 139 тыс. рублей. После получения взятки Казанский был задержан сотрудниками милиции.

Председатель Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос о переквалификации его действий с п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ на п. «б» ч. 3 ст. 159 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ 25 декабря 2002 г. удовлетворил протест, указав следующее. Допрошенный в судебном заседании Казанский, признавая факт получения им от Федотова 5 тыс. долларов США и отсутствие у него как судебного пристава-исполнителя служебных полномочий снять арест с нежилых помещений, принадлежащих ОАО «Транспортная компания «Фили», показал, что получение им денег было обусловлено желанием изобличить Федотова как взяткодателя.

По смыслу закона под действиями (бездействием) должностного лица, которые оно совершает в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые оно правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.

Служебные полномочия судебного пристава-исполнителя Казанского регламентировались Федеральным законом от 21 июля 1997 г. «О судебных приставах», Федеральным законом от 21 июля 1997 г. «Об исполнительном производстве» и положением «О территориальном подразделении (отделе) службы судебных приставов г. Москвы» от 8 октября 1998 г.

Из содержания названных нормативных актов следует, что полномочия судебного пристава-исполнителя по исполнению конкретного решения могут быть осуществлены с момента передачи ему исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства (ст. 9 Федерального закона «Об исполнительном производстве») до вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства (ст. 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве»). Как установлено органами предварительного следствия и судом, 2 февраля 1998 г. Казанский, получив исполнительные документы, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства, а 21 апреля 1998 г. постановление о прекращении исполнительного производства в связи с фактическим погашением долга и заявлением взыскателя о возвращении ему исполнительного документа. 23 апреля 1998 г. исполнительный лист Арбитражного суда г. Москвы был возвращен Казанским представителю взыскателя. Таким образом, судом установлено, что на момент совершения Казанским преступления в июле 2000 г. у него исполнительное производство не находилось, это, в свою очередь, лишало его права совершения каких-либо действий по исполнению решения Арбитражного суда.

Читайте также:  Отмывание денежных средств полученных преступным путем: понятие и ответственность по статье 174 УК РФ и ФЗ 115, виды легализации

Приобщенные к материалам уголовного дела копии определения и решения Арбитражного суда г. Москвы и письмо председателя Дорогомиловского районного суда г. Москвы от 15 октября 2000 г. подтверждают то обстоятельство, что судебных решений об аресте нежилых помещений, принадлежащих ОАО «Транспортная компания «Фили», судами не принималось.

Мотивируя квалификацию действий Казанского как получение взятки, суд первой инстанции признал, что в должностные полномочия Казанского судебного пристава-исполнителя не входило право налагать арест на недвижимость должника или снимать ранее наложенный арест, а получение им незаконного вознаграждения было обусловлено лишь его обещанием направить в ТБТИ в интересах взяткодателя «соответствующее уведомление», официальный документ правомочного лица.

Вместе с тем этот вывод суда о правомочности действий Казанского направить упомянутый документ в ТБТИ находится в противоречии с установленными в ходе судебного следствия обстоятельствами.

Из приобщенного к материалам уголовного дела сообщения ТБТИ «Западное-1» видно, что письмом от 30 июля 1997 г. за подписью судьи Дорогомиловского районного суда г. Москвы предложено ТБТИ наложить арест на нежилые строения, принадлежащие ОАО «Транспортная компания «Фили», и оно принято к исполнению.

Уведомление судебного пристава ОССП по ЗАО г. Москвы Старостовой о снятии ареста со спорных строений, направленное в июне 2000 г., ТБТИ к исполнению не принято, а в письме старшего судебного пристава по ЗАО г. Москвы от 29 августа 2000 г. ОАО «Транспортная компания «Фили» даны разъяснения о том, что снятие ареста со строений судебным приставом законом не предусмотрено.

Председатель Дорогомиловского районного суда г. Москвы 15 октября 2000 г. письмом в адрес заинтересованных сторон официально разъяснил, что определения (постановления) о наложении ареста на нежилые строения, принадлежащие ОАО «Транспортная компания «Фили», судом не выносилось, письмо судьи от 30 июля 1997 г. как «не соответствующее нормам закона не может быть основанием для наложения ареста на имущество должника», и предложил ТБТИ снять арест, что в последующем и сделано.

Следовательно, судом установлено, что самостоятельного «решения о снятии ареста» либо направления судебным приставом-исполнителем Казанским «уведомления о снятии ареста» не могло быть осуществлено в пределах его служебных полномочий и не могло повлечь за собой желаемых для взяткодателя правовых последствий».

Таким образом, получение должностным лицом денег за действия, которые оно не могло осуществить из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как мошенничество (ст. 159 УК РФ), а не получение взятки».

Еще один пример отграничения состава ст. 290 УК РФ от 159 УК РФ: если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное следует квалифицировать как мошенничество (Постановление Московского областного суда от 18 января 2001 г.).

Довольно часто вопрос о разграничении получения взятки и мошенничества возникает тогда, когда сотрудники полиции создают все условия для того, чтобы получить взятки, склонить гражданина к ее даче. В этом случае если сотрудник полиции для видимости законности своих действий составляет подложное постановление о наложении взыскания в виде денежного штрафа и требует расписаться в нем, а полученные деньги присваивает себе, то данное действие не может быть расценено как получение взятки, так как граждане передавали ему деньги не в виде взяток, а полагали, что уплатили штраф.

В действиях сотрудника полиции могут содержаться признаки злоупотребления служебным положением и мошенничество в отношении личной собственности граждан.

Проблемные вопросы противодействия коррупции в деятельности Федеральной Службы Судебных Приставов Российской Федерации

юридические науки

  • Шорникова Ольга Анатольевна , магистр, студент
  • Чувашский государственный университет имени И. Н. Ульянова
  • КОРРУПЦИЯ
  • ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО
  • ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА
  • СУДЕБНЫЙ ПРИСТАВ

Похожие материалы

Коррупция представляет собой незаконное, противоправное, общественно опасное деяние, которое проявляется в различных сферах общественной жизни, предполагает гражданско-правовую, дисциплинарную, административную или уголовную ответственность.

Ущерб от коррупционных преступлений в 2017 году составил 10,3 млрд руб. Следственным комитетом суммарно по статьям о получении взятки, даче взятки и мелком взяточничестве в суд направлены 3 367 уголовных дел. По статье “мошенничество” — 1 178, “присвоение или растрата” — 599».

Чаще других фигурантами уголовных дел о коррупции становятся представители правоохранительных органов. Помимо этого среди нарушителей — должностные лица муниципальных учреждений, органов местного самоуправления, образования и здравоохранения, а также военные.

К сожалению, коррупция пронзилась во все сферы государственной деятельности, не оставив в стороне и Федеральную Службу Судебных Приставов Российской Федерации.

С 2009 года в центральном аппарате ФССП России появилось Управление противодействия коррупции, обеспечения работы с кадрами и вопросов безопасности, такие же подразделения образовались во всех территориальных органах ФССП России. В полномочия данного Управления входят: проверка сведений о доходах сотрудников ФССП, антикоррупционное воспитание, проверка сообщений о коррупции, профилактика коррупционных правонарушений.

Немаловажным новшеством является и функционирование «телефонов доверия» во всех территориальных подразделениях ФССП», благодаря которым любой гражданин может сообщить о коррупции. Как показывает практика, ежегодно увеличивается количество обращений, а равно и выявление фактов коррупции.

Кроме «телефонов доверия» существует немало способов выявления признаков коррупции в государственных структурах. Обобщив практику в данной сфере, можно выделить основные коррупционные схемы в области принудительного исполнения.

Во-первых, часто нарушается диспозиция статьи 159 Уголовного кодекса РФ, а именно распределение бюджета, средств, выделенных из федерального бюджета на региональные нужды, мошенничество с имуществом должника. Во-вторых, присвоение и растрата имущества (ст. 160 УК РФ). В-третьих, злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а также подделка отчетных данных — подлог (ст. 292 УК) и др.

11.01.2018 по материалам УФССП России по Кемеровской области сотрудником следственного отдела по г. Мыски следственного управления Следственного комитета РФ по Кемеровской области возбуждено уголовное дело в отношении сотрудницы ОСП по г. Мыски УФССП России по Кемеровской области по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

В период с 19.04.2016 по 21.03.2017 женщина, используя свое должностное положение и имея сведения о поступлении на депозитный счёт денежных средств в рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении её супруга, из корыстных побуждений совершила хищение вверенных ей денежных средств в качестве исполнения алиментных обязательств для последующего перечисления их бывшей супруге мужа в сумме 38925,00 руб., путем их присвоения, чем причинила ОСП по г. Мыски материальный ущерб.

Всем известно, что заработная плата судебного пристава небольшая, что является соблазном для должностного лица заработать «легкие деньги» посредством получения взятки. Данный факт можно рассмотреть с разных ракурсов.

К примеру, судебный пристав-исполнитель сам может предложить «оказать услуги за вознаграждение»: закрыть исполнительное производство, не налагать предусмотренных законом ограничений, избавить от дополнительных штрафов, «не заметить» имущество, подлежащее аресту и т.д. Однако не редки случаи, когда сам должник провоцирует на вышеназванные незаконные действия.

Аналогичная ситуация и с другой стороной исполнительного производства — взыскателями. За вознаграждение судебный пристав-исполнитель может уделить «особое внимание к делу», преднамеренно затянуть исполнение определенных действий или наоборот ускорить. За скорость и качество взыскатели готовы заплатить должностоному лицу.

Так, например, сентябре 2014 года, находясь в служебном кабинете, судебный пристав-исполнитель Дзержинского района г. Новосибирска из корыстной заинтересованности внесла в официальные документы заведомо ложные сведения об отсутствии у должника какого-либо имущества, на которое может быть обращено взыскание, с целью получения взятки в виде незаконного оказания ей услуг имущественного характера, а именно осуществление кузовного ремонта автомобиля принадлежащего сыну судебного пристава-исполнителя на сумму в значительном размере 41 000 рублей за незаконные действия, а именно за вынесение заведомо незаконного постановления об окончании исполнительного производства.

Выгоду коррупционным путем можно получить, используя различные схемы с арестованным имуществом и его реализацией. Рассмотрим один из примеров. В 2012 году было заведено уголовное дело на пристава исполнителя Виктории Андреевой города Печоре УФССП по Республике Коми, которая произвела оценку арестованного имущества должника, без привлечения оценщика, по значительно заниженной стоимости. Реальная стоимость имущества составляла 4,5 миллиона рублей, а по факту было оценено в 69 тысяч рублей. В ходе следствия был выявлен факт подделки сведений об участии понятых при описи имущества, также наименовании, модели и т.д. Пристав была осуждена по ст. ч.1 ст.293 УК РФ (халатность). Назначено наказание в виде 3 лет исправительных работ и лишения права занимать должности в органах службы судебных приставов сроком на 3 года.

Одним из самых трудно выявляемых коррупционных деяний считается служебный подлог, так как в этом случае необходима сложная и долгая экспертиза документации. Но такие преступления выявляются. Например, при окончании исполнительного производства с невозможностью взыскания нередки случаи составления фиктивного акта о невозможности взыскания. Такое обычно случается, когда судебный пристав-исполнитель в силу большой нагрузки не успевает или не желает качественно отработать «сложное дело», либо, когда не хочет портить свои показатели. Пристав осуществляет формальные действия, чтобы показать видимость работы и закрывает исполнительное производство.

До 1 января 2018г. большую проблему составляло присвоение и растрата наличных денежных средств при взыскании судебными приставами-исполнителями с должников по квитанционным книжкам. Однако ФССП РФ удалось минимизировать оборот наличных денежных средств посредством безналичных расчетов. Следует отметить, что вид живых купюр дают больше соблазна для присвоения. Данное преступление также совершаются сотрудниками депозитных отделов.

Следует отметить, что выявление признаков коррупции происходит не только при помощи обращений, но и благодаря активным действиям самой Федеральной Службы Судебных Приставов, которая разрабатывает различные меры по противодействию коррупции, а также выявляет и пресекает противоправные действия. Доказательством этому служит статистика уголовных дел, которые возбудили по материалам ведомственных проверок.

Достаточное количество случаев, когда сотрудники сами сообщают о фактах подкупа. Как показывает практика, за год возбуждается не менее 152 дел на взяткодателей.

По данным ФССП России 2017 г количество уголовных дел, возбужденных на сотрудников снизилось.

Уменьшается преступность по делам о мошенничестве, злоупотреблению и превышению должностными полномочиями. Однако по статьям за взятку, халатность, присвоение или растрату статистика также печально высока.

Управлением противодействия коррупции акцентируется внимание на устранении причин и условий, благоприятных для совершения незаконного присвоения и растраты, также реализации комплекса мер, направленного на предупреждение и выявления взяточничества.

Главной причиной коррупционированности структуры является маленькая заработная плата судебных приставов-исполнителей. Бывший главный судебный пристав А. О. Парфенчиков настаивал на законном вознаграждении для пристава за взыскание задолженности, что, по его мнению, было бы эффективной мерой предупреждения коррупции, снизило бы количество правонарушений и в целом повысило исполнительную дисциплину судебных приставов.

Преступление легче предупредить, чем устранять негативные последствия его совершения.

По моему мнению, необходимо повышать статус судебного пристава, престижность службы, создавать здоровую конкуренцию. Вместе с тем, требуется ужесточение уголовных наказаний по «коррупционным» статьям, поскольку в соотношении деяние — наказание, выбор будет очевидным. Следует последовательно повышать нравственность и в гражданах, и в госслужащих, чтобы не возникало желание нарушить закон.

Также автор согласна с мнением Деревсковой В.М., Евдокимова К.Н., Оноховой В.В., Юрковского А.В. и других ученых, что «противодействие коррупции на государственной и муниципальной службе в РФ должно носить комплексный характер (правовой, экономический, информационный, организационный, материально-технический и др.) с обязательным привлечением институтов гражданского общества (общественные движения, политические партии, профсоюзы, образовательные и научные учреждения) и осуществлением общественного контроля».

Список литературы

  1. «Уголовный кодекс Российской Федерации” от 13.06.1996 N 63-Ф3»
  2. Об исполнительном производстве: Федеральный закон № 229-ФЗ от 02.10.2007 г. // Собрание законодательства РФ. 2007. № 41. Ст. 4849.
  3. Гуреев В.А. К вопросу о предупреждении коррупционных рисков в органах принудительного исполнения // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. № 12. С. 14-18.
  4. Скобликов П.А. Коррупционные ниши в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» // Российская юстиция. 2007. № 7. С. 22-27.
  5. Сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представленные федеральными государственными служащими за 2017 год. Ч. 2
  6. Тасаков С. В. Нормы общественной нравственности и их роль в совершенствовании действующего уголовного законодательства// Российская юстиция. – 2017. – № 12. – С. 21-23. – (Уголовное право). – Библиогр.: с. 23

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Добавить комментарий