Оскорбление чувств атеистов в российском законодательстве: понятие правонарушения и возможность обращения в суд

Об оскорблении чувств верующих

#Юридический_субботник – ментальная уборка законодательного бреда. Выпуск №67 – Свобода совести и вероисповедания в уголовном законе России.

Часть 1. Об оскорблении чувств верующих.

Успокоившись и придя в себя после того, как по всей России (и не только) отгремело дело Соколовского, предлагаю сегодня подробно разобрать то самое “оскорбление религиозных чувств верующих”, заключающееся, в том числе, в “отрицании существования бога” (за которое Руслан чуть не уехал на 3,5 года в места не столь отдалённые).

Итак, читаем очень внимательно. Часть 1 ст. 148 – «Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих». Закон подлежит буквальному и формальному толкованию в соответствии с правилами и нормами русского языка. Потому первый вопрос, который законодатель (не впервые, впрочем) поставил перед учеными и правоприменителями: что понимать под «публичными действиями»? Сколько лиц должно наблюдать совершаемые действия, дабы деяние было признано совершенным публично? Два? Более? Два и более? И все ли эти лица должны быть «верующими»? Или только некоторые из них? В таком случае – сколько должно быть «верующих» (вряд ли один, поскольку в диспозиции слово употреблено во множественном числе)?

Российское законодательство не содержит чёткого единого определения публичности, она понимается по-разному в каждой отрасли права. И, если говорить об уголовном праве, то совершение деяния публично является обязательным признаком во многих составах, например, в ст. 205.2, 280, 280.1, и иных. Верховный суд России, применительно к преступлениям экстремистской направленности, указал, что «Вопрос о публичности призывов должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, распространение обращений путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи и т.п. … При совершении публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности путем массовой рассылки сообщений абонентам мобильной связи или с использованием электронных или информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет», преступление следует считать оконченным с момента размещения обращений в указанных сетях общего пользования (например, на сайтах, форумах или в блогах), отправления сообщений другим лицам».

Следующая задача от законодателя – что понимать под «явным неуважением к обществу» применительно к данной статье? С учетом совпадения формулировок ст. 148 и ст. 213 Уголовного Кодекса РФ, можно обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений», исходя из которого «явное неуважение лица к обществу выражается в умышленном нарушении общепризнанных норм и правил поведения, продиктованном желанием виновного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним». Очевидно, что категория «явного неуважения к обществу» является оценочной, и не может быть с точностью определена, поскольку «общепризнанные нормы и правила поведения» не могут быть нигде закреплены. В России «норма» – пить с пятницы по воскресенье, голосовать за Пу, быть гомофобом, ходить в церковь и не иметь способности к критическому мышлению. Получается, что человек, не соблюдающий данные «нормы», проявляет «явное неуважение к обществу», и, как минимум, совершает административное правонарушение?

При этом важно, что публичные действия, выражающие вот это самое неуважение, должны быть умышленно совершены в целях оскорбления религиозных чувств верующих. Здесь возникает сразу несколько вопросов: что понимать под оскорблением, что такое религиозные чувства, кого считать верующими и как установить, что деяние совершено именно с целью оскорбления?

До декриминализации оскорбления в уголовном законе под ним понималось «унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Вопрос о «неприличности формы» и её воздействии на личность призваны решать лингвисты и психологи, которые указывают, в частности, что «для установления факта оскорбления эксперту необходимо установить наличие лингвистических признаков унижения чести и достоинства и лингвистических признаков неприличной языковой формы выражения соответствующих сведений». Под «неприличной формой» ими понимается «наличие высказываний. содержащих непристойную лексику и фразеологию, то есть нецензурные слова и выражения, которые грубо оскорбляют общественную мораль, грубо нарушают нормы общественных приличий». Получается, нецензурные слова должны быть не просто нецензурными, но еще и настолько нецензурными, что нарушить «общественную мораль» и «нормы общественных приличий»? А эти явления каким образом поддаются определению?

Немногочисленная существующая практика применения ч.1 ст. 148 показала абсурдную, противоречащую Конституции и попросту здравому смыслу ситуацию, при которой отрицание существования бога эксперты сочли оскорбительным для чувств верующих равно как и употребление обсценной лексики. Приговор Соколовского в помощь тем, кто ещё думает, будто бы быть атеистом в России законно (источник).
Кроме этого, отмечу, что установить цель оскорбления будет достаточно сложно, так как цель – это фактический результат, который субъект желает достичь посредством совершения деяния, то есть это то, что находится исключительно в его сознании. Состав ч.1 ст. 148 формальный, значит, деяние может быть совершено лишь с прямым умыслом и с конкретной целю – оскорбить чувства верующих. То есть «злоумышленнику» необходимо, совершая деяние публично, знать, что среди публики будет находиться минимум двое «верующих», знать или иметь достаточные основания предполагать, во что именно они «веруют», и в некой «неприличной форме» совершить деяние, которое неведомым образом оскорбило бы их «религиозные чувства».

В связи с этим возникает очередной вопрос – каким образом можно “оскорбить религиозные чувства”, а не лиц, ими обладающих? Диспозиция ч.1 ст. 148 говорит именно об «оскорблении религиозных чувств верующих», но не самих «верующих». В этой связи интересно отметить, что первоначальный законопроект предусматривал введение ст. 243.1, которой устанавливалась ответственность за «оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и (или) осквернение объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест, предназначенных для религиозных обрядов и церемоний». Верховный суд в официальном отзыве предложил заменить её, «в качестве объекта посягательства определить только религиозные чувства граждан».

Само собой, приходится задуматься о том, что же такое пресловутые «религиозные чувства»? Данный вопрос стал темой для размышления религиозных деятелей, религиоведов и философов, российских и зарубежных. Современными религиоведами религиозные чувства определяются как «эмоциональное отношение верующих к признаваемым объективными существам, свойствам, связям, к сакрализованным вещам, персонам, местам, действиям, друг к другу и к самим себе, а также к религиозно интерпретируемым отдельным явлениям в мире и к миру в целом». Будучи, безусловно, употребительным для религиоведения, понятие «религиозных чувств» недопустимо в юриспруденции, поскольку дать чёткое легальное определение, обладающее устанавливаемыми внешними признаками в данной ситуации в принципе невозможно. Категория «религиозных чувств» не является правовой, она не может быть чётко и ясно сформулирована, это нечто философское, неопределённое, недопустимое в тексте уголовного закона. Употребление данного термина нарушает правила юридической техники, которые гласят о необходимости «ясности, простоты применения и понимания терминов; недопустимости использования в тексте документа неясных, многозначных и нечетких, эмоционально насыщенных терминов».

Следующая неясность возникает с «верующими». Законодатель фактически ввел новый субъект права, однако, с учетом того, что в названии закона используется слово «граждане», а в тексте оно не фигурирует ни разу, логика, мягко говоря, не ясна. Федеральный закон «О свободе совести и религиозных объединениях» говорит о недопустимости умышленного оскорбления чувств граждан в связи с их отношением к религии (значит, запрещается также оскорбление «чувств» атеистов в связи с их непринятием религий, и «чувств» агностиков в аспекте их убежденности в невозможности познания наличия или отсутствия существования бога. Хотя, использование категории любых «чувств» не допустимо). Примечательно, что в этом законе слово «верующие» также не употреблено ни разу. Термин «атеист» в российском законодательстве вовсе упоминается всего несколько раз (да и то в сочетании со словом «верующий», а не самостоятельно) – в Законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», гласящей об обязанности медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, содействовать в осуществлении права на свободу совести верующих и атеистов; а также в нескольких ГОСТах, регулирующих вопросы предоставления населению социальных услуг. Большинство словарей сходятся на рассмотрении атеиста как лица, отрицающего существование бога, безбожника, неверующего. Хотя, опять же, не все так просто. Прямое толкование термина говорит об отрицании существования бога (от ἀ — «без» + θεός — «бог»), но не все религии содержат догмат о существовании бога, как это было указано выше. Лица, исповедующие такие нетеистические религии как, к примеру, джайнизм, буддизм или конфуцианство, относимы к «верующим», несмотря на отсутствие понятия «бога» в их мировоззренческих системах. Значит, их «чувства» современный российский уголовный закон также формально должен защищать.

Официальные документы вообще не содержат определения понятию «верующих» ни в одном акте, в котором оно упоминается (например, «Концепция внешней политики Российской Федерации», содержащая крайне настораживающее положение о первоочередности недопущения оскорбления чувств верующих в аспекте наращивания взаимодействия с иностранными государствами в сфере укрепления норм защиты прав и свобод человека, или те же ГОСТы). Думается, что логичнее использовать вместо термина «верующие» – «лица, исповедующие религию», и, в противовес – «лица, не исповедующие никакой религии».

Введение законодателем такой категории потерпевших как «верующие» влечёт существенные проблемы для правоприменителя. Так, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, потерпевшим является «физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред. Решение о признании потерпевшим принимается незамедлительно с момента возбуждения уголовного дела и оформляется постановлением дознавателя, следователя, судьи или определением суда». На основании каких признаков лица следователь будет выносить постановление о признании его потерпевшим? Каким образом будет обосновано, что тот или иной гражданин на самом деле «верующий»? Как вообще применять неопределенную категорию?

Лично мое мнение заключается в том, что ч. 1 ст. 148 должна устанавливать ответственность, не связанную с лишением свободы, за незаконное воспрепятствование законным формам реализации права на свободу совести и вероисповедания. Не стоит говорить об «оскорблении чувств атеистов» – это такая же неопределенная эфемерная категория, как и «оскорбление чувств верующих». Атеистам (и адекватным верующим тоже, кстати) мешает жить нарушение принципа светскости государства, за которое, на мой взгляд, необходимо установить уголовную ответственность, как это было на всем протяжении существования нелюбимого мной СССР (подробнее – см. следующие выпуски).

О необходимости защиты чувств и прав атеистов

В настоящее время депутатами Государственной думы обсуждается законопроект «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан, осквернению объектов и предметов религиозного почитания (паломничества), мест религиозных обрядов и церемоний». В этой связи обращаем Ваше внимание на необходимость учета норм Конституции Российской Федерации при принятии подобных законов. В соответствии со ст. 14 Конституции Российской Федерации, Российская Федерация – светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Статья 28 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу совести, свободу вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Согласно статьи 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается. Статья 19 Конституции Российской Федерации предусматривает, что все равны перед законом и судом. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Из указанных положений Конституции Российской Федерации, устанавливающих и раскрывающих светский характер государства во взаимосвязи с положениями о равенстве прав и свобод человека независимо от отношения к религии и убеждений, вытекает обязанность государства в равной мере защищать интересы как верующих, так и атеистов без какой-либо дискриминации. Принятие закона, предусматривающего уголовную ответственность за действия, которые могут быть квалифицированы как оскорбление чувств верующих, потребует принятия закона, который бы в равной мере защищал бы чувства, права и свободы атеистов. Иное означает дискриминацию и ущемление прав граждан по признаку отношения к религии и противоречие обсуждаемого законопроекта указанным статьям Конституции Российской Федерации. Кроме того, оскорбление чувств верующих – понятие весьма неопределенное. С учетом сложившейся правоприменительной практики произвольного толкования уголовного законодательства в пользу стороны обвинения принятие данного закона неизбежно приведет к привлечению к уголовной ответственности за любую критику религии, церкви и ее представителей. В разное время чувства верующих оскорблялись такими фактами, как научные открытия, электрификация, проектирование метрополитена, творчеством великих русских писателей и т.д. С учетом изложенного и поскольку государственная власть неуклонно идет по пути сплошных запретов, в том числе, связанных с “ограничениями” (а фактически – с лишением) свободы мысли и слова, в случае принятия данного закона заявляем о необходимости принять закон, в той же мере защищающий права, свободы, чувства и законные интересы атеистов, в какой мере защищаются права верующих, а также направленный на реализацию конституционно-правовых норм о светском характере государства, в частности, предусматривающий: 1. Уголовную ответственность за оскорбление чувств атеистов. 2. Недопустимость провозглашения религий в качестве составляющих основу государственности или нравственности. 3. Недопустимость освобождения религиозных организаций от уплаты налогов. 4. Недопустимость освобождения религиозных организаций от арендной платы за землю или иных платежей по сделкам с землей, а также предоставления каких-либо иных льгот преимуществ религиозных организаций по сравнению с иными коммерческими или некоммерческими организациями. 5. Недопустимость финансирования религиозных организаций из федерального бюджета, а также из региональных и местных бюджетов, в том числе, строительства культовых зданий, сооружений и иных объектов за счет указанных средств. 6. Запрет на участие в религиозных обрядах и церемониях должностных лиц всех, в том числе, высших органов государственной власти и управления, органов законодательной и исполнительной власти в установленное для указанных лиц рабочее время и при исполнении ими должностных обязанностей. 7. Запрет на размещение предметов культа в государственных учреждениях, в том числе, в кабинетах должностных лиц органов государственной власти и управления. 8. Запрет на преподавание религиозных предметов в общеобразовательных школах, а также на участие в преподавательской деятельности священников. 9. Запрет публичного обоснования необходимости принятия законов и иных нормативных правовых актов религиозными нормами, а равно призывов к ограничению или лишению прав и свобод человека и гражданина по религиозным соображениям. 10. Запрет строительства культовых зданий и сооружений на детских площадках и на иных используемых в общественных интересах территориях, а также запрет строительства культовых зданий и сооружений без проведения общественных слушаний и без получения согласия большинства лиц, проживающих на территории данного населенного пункта, или района в городе, а также в случае массовых возражений или выступлений против такого строительства. 11. Запрет священнослужителям проводить политическую агитацию, а также занимать должности в органах государственной власти и управления. 12. Распространение норм об административной ответственности за нарушение тишины и покоя граждан на действия, совершаемые при отправлении религиозных культов. Указанные действия не должны превышать допустимых норм уровня шума. 13. Запрет предоставления в пользование священнослужителей государственной охраны, автомобилей с проблесковыми маячками синего или красного цвета. 14. Запрет на территории Кремля г. Москвы размещения религиозных организаций и проведения богослужений. 15. Конкретизацию статьи об оскорблении чувств верующих путем дополнения примечания, согласно которому критика религий и служителей культа, высказывание атеистических, агностических и иных противоречащих религиозным убеждениям взглядов, а равно внешний вид, одежда и образ жизни, не соответствующие религиозным убеждениям, не являются оскорблением религиозных убеждений и чувств верующих. 16. Запрет религиозным организациям проведения судебных экспертиз, а также запрет использования экспертных заключений религиозных организаций во всех судах в качестве доказательств по гражданским, уголовным и иным делам. 17. Запрет присвоения священнослужителям ученых степеней и (или) званий по основаниям, не предусмотренным законодательством либо с нарушением установленного законодательством порядка. Установление нормы, согласно которой документы, подтверждающие присвоение таких ученых степеней (званий) признаются недействительными в судебном порядке по иску любого лица. 18. Дополнение Уголовного кодекса Российской Федерации и Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в качестве обстоятельства, отягчающего уголовную и административную ответственность, совершение преступлений и административных правонарушений по мотивам,связанным с религиозными убеждениями лица, совершившего преступление (административное правонарушение). 19. Установление уголовной ответственности за публичное проведение религиозных обрядов, связанных с умерщвлением животных или за проведение таких обрядов в присутствии несовершеннолетних. 20. Установление уголовной ответственности за воспрепятствование проведению выставок, концертов и иных публичных мероприятий, не соответствующих религиозным убеждениям, а равно за совершение насильственных действий или причинение имущественного ущерба или иного вреда гражданам в связи с высказываниями ими взглядов, не соответствующих религиозным убеждениям, в связи с внешним видом или в связи с ношением одежды, не соответствующей религиозным убеждениям. Прошу рассмотреть вышеуказанные предложения.

Читайте также:  Можно ли подать в суд за клевету: обращение в полицию с заявлением и в прокуратуру с иском, порядок привлечения к ответственности

Обращение в средства массовой информации. Мною было направлено в Государственную думу Российской Федерации, в Общественную палату Российской Федерации, Уполномоченному по правам человека при Президенте Российской Федерации обращение “О необходимости защиты прав и чувств атеистов”. В связи с большим количеством подписей лиц, поддержавших данное обращение, прошу Вас осветить в средствах массовой информации предложения, содержащиеся в обращении.

Taxi-Vovan › Блог › Закон об оскорблении чувств неверующих граждан Российской Федерации.

1. Российская Федерация является светским государством, где проживают миллионы неверующих, которым Конституцией гарантировано право оставаться таковыми. Поэтому любое открытое и публичное проведение религиозных обрядов и других проявлений оскорбляет чувства миллионов неверующих граждан.
2. Запрещаются любые религиозные проявления в публичных местах, в т.ч. на улице, кроме специальных мест, предназначенных для этого: молельных домов, церквей, соборов и пр.
3. Ношение религиозной одежды, головных уборов, одежды с религиозной символикой, крестов, чёток и пр. в публичных местах запрещено. Это может оскорбить чувства неверующих. Эти предметы могут использоваться только внутри религиозных заведений.
4. Каждый гражданин России рождается неверующим. Будет ли он верующим и какую религию может выбрать, неизвестно. Поэтому запрещена любая пропаганда религии в отношении детей до 18 лет.
4.1. В семьях, где есть несовершеннолетние дети, запрещена любая религиозная атрибутика. Как то: иконы, свечи, кресты, чётки, библия, коран, религиозная литература, плакаты, фильмы и пр. Запрещаются также любые разговоры на религиозные темы.
4.2. Дети до 18 лет не допускаются в храмы, церкви и другие религиозные заведения, чтобы не подвергнуться насильственной религиозной пропаганде и не быть оскорблёнными.
4.3. В школьных учебных и иных заведениях запрещено изучение всего, что связано с религией, кроме исторического контекста. Вход священнослужителям в детские учреждения запрещён. В детских учреждениях запрещена любая религиозная атрибутика, одежда, предметы.
5. Внешний вид религиозных заведений не должен никак выделяться среди остальных зданий. Иначе это может оскорбить проходящих мимо неверующих граждан. Внутри помещения могут быть оформлены по желанию верующих. Существующие храмы, церкви, колокольни, имеющие явные внешние признаки религиозности, должны быть национализированы и превращены в музеи.
6. Запрещается уличный колокольный звон, публичные молитвы, призывы к молитвам, уличные крестные ходы и пр. Это несомненно оскорбляет множество неверующих, которые всё это вынужденно слышат и видят.
7. Запрещено молиться, креститься, читать молитвы на улице, в т.ч. перед храмами. Это могут увидеть или услышать неверующие и это их оскорбит.
8. Появление служителей церкви и обсуждение религиозных тем запрещено на телевизионных каналах. Эти каналы смотрят в т.ч. и неверующие, и просмотр таких передач оскорбит их чувства. Религиозная тематика разрешается только на специализированных религиозных каналах.
9. Государственным чиновникам любого уровня запрещается в рабочее время принимать какое-либо участие в церковной жизни и появление в религиозных учреждениях. Работа чиновника оплачивается налогоплательщиками, в т.ч. и миллионами неверующих, которые будут оскорблены использованием их налогов в религиозных целях.
10. За нарушение данного закона и оскорбление чувств неверующих предусматривается административная ответственность в виде штрафа в размере от 300 000 руб. до 500 000 руб. или общественными работами в нерелигиозных организациях до 240 часов.
11. Запрещено публичное упоминание и обсуждение Бога, т.к. факт его существования научно не доказан.Данная статья может быть отменена после появления научных доказательств существования Всевышнего.
12. Претензии верующих к неверующим не принимаются, в суде в т.ч., т.к. все граждане РФ равны перед Законом. Допустимы только претензии одного обычного гражданина к другому, без акцентов на религиозную принадлежность.

Закон вступает в законную силу с момента опубликования.

Появление данного Закона спровоцировано многочисленными случаями оскорбления чувств неверующих, произошедшими в последнее время.

Практический результат Установление равных прав для всех граждан РФ

Уголовная и административная ответственность за оскорбление чувств верующих

Признаки преступлений, оскорбляющих чувства верующих

  1. В силу ст. 148 УК уголовно наказывается оскорбление именно религиозных чувств. Это какие-либо публичные действия, которые производятся с целью оскорбить и отражают открытое неуважение к обществу. Такими действиями могут быть высмеивание религиозных норм и канонов, или публично выражаемое неуважение к человеку из-за его религиозных убеждений. Оскорбление может выражаться в самых различных формах: словесной или письменной, в виде комментариев в соцсетях, размещения в Интернете роликов со сценами осквернения святых для верующих предметов или мест и т.д.
  2. Действия должны быть совершены публично, то есть их свидетелями должны стать посторонние люди. Все, что происходит при личной беседе или встрече верующего и его обидчика, под действие данной статьи не попадает. О публичном оскорблении и виде юридической ответственности за него читайте в статье https://lexconsult.online/5858-publichnoe-oskorblenie-lichnosti.
  3. Данные деяния должны явно демонстрировать неуважение не только к верующим, но и к обществу в целом. По этому признаку подобные действия аналогичны хулиганским, наказание для которых устанавливает ст. 213 УК . Этой статьей предусмотрено наказание, в том числе, для хулиганских действий, которые совершаются на почве религиозной ненависти. Ответственность за осквернение зданий, совершаемое по тем же мотивам, определяется ст. 214 УК . За унижение человеческого достоинства по религиозному признаку ответственность наступает согласно ст. 282 УК .
    Поскольку предусмотренный этими статьями состав преступлений во многом схож с деяниями, описанными в ст. 148 , может показаться, что отдельная статья об оскорблении чувств верующих не нужна. Однако она направлена именно на защиту права человека на свободу вероисповедания.
  4. Еще одним условием привлечения виновного к уголовной ответственности является выражено оскорбительный характер его действий. То есть необходимо будет получить подтверждение того, что правонарушение имело конкретную цель – оскорбить религиозные чувства, что виновный отдавал отчет в своих действиях. Если же он сможет доказать, что не задумывался о последствиях своих поступков и совершал их неумышленно, то привлечь его по данной статье будет сложно. Тут узнайте, как подать в суд на человека за оскорбление.

Ответственность по ст.148 УК РФ

  1. Отсутствие наказания – в светских государствах, где власть полностью отделена от церкви, а во главе стоит свобода слова (США, Великобритания);
  2. Штраф или небольшой срок – большинство стран. В зависимости от законов страны различаются суммы штрафов и сроки заключения;
  3. Казнь – исключительно некоторые мусульманские страны, где законы основаны на религиозных убеждениях.
  • Согласно данной правовой норме оскорбление религиозных чувств наказывается денежным штрафом до 300 тысяч, исправительными работами или лишением свободы. Срок такого наказания — до одного года.
  • Если подобные действия совершались в помещении для религиозных обрядов, то размер штрафа возрастает до 500 тысяч рублей, а срок лишения свободы или исправительных работ – до трех лет.
  • Так же статья предусматривает наказание за незаконное ограничение деятельности религиозных организаций, проведения обрядов в виде штрафа, исправительных работ или ареста. При совершении этих действий с использованием служебного положения либо с применением силы виновный подлежит такому же наказанию, и кроме того, на срок до двух лет лишается права занимать некоторые должности.

В следующем видеоматериале — информация об уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих

Какие действия можно предпринять для привлечения к ответственности

Потерпевшему следует обратиться с заявлением в полицию, а еще лучше вызвать сотрудников на место совершения преступления. При подаче заявления факт совершения правонарушения желательно подтвердить свидетельскими показаниями. В заявлении следует подробно описать действия преступника, его внешность, если это незнакомый человек, перечислить пострадавших от этого преступления. В случае фиксации полицией факта правонарушения в отношении виновного возбуждается уголовное дело.

Кроме того, потерпевший может сам обратиться в суд с иском к своему обидчику. Обращаться в данном случае следует в мировой суд, поскольку в соответствии со ст. 131 УПК мировой судья рассматривает уголовные дела, за которые наказание в виде лишения свободы не превышает трех лет. Исковое заявление также можно подкрепить показаниями свидетелей.

Если религиозные чувства оскорблены с использованием сети Интернет и адресованы широкому кругу лиц, гражданин может написать заявление в прокуратуру (подробнее об оскорблении личности в интернете можно прочитать здесь). На основании этого обращения прокуратура организует проверку размещенной в сети информации с привлечением экспертов. Если экспертами будет выявлены признаки оскорбления чувств верующих, то прокурор обращается с заявлением в суд, и данный информационный ресурс блокируется на основании судебного решения.

Судебные прецеденты по ст. 148 УК

Информацию о привлечении к уголовной ответственности по данной статье найти сложно в силу того, что довольно сложно доказать все признаки преступления и особенно умысел в действиях виновного. Часто дело переквалифицируется по другим статьям. Поэтому осуждение по ст. 148 УК бывает достаточно редким.

Так в 2016 году была осуждена жительница Крыма за совершение в пьяном виде действий, оскорбляющих религиозные чувства, в предназначенном для богослужений месте. Городской суд прекратил в отношении нее уголовное дело, однако прокурор направил аппеляционное представление, и дело было передано на новое судебное разбирательство. (Апелляционное постановление Верховного суда Республики Крым от 13.12.2016 по делу N 22-3631/2016 )

Читайте также:  Мошенничество с материнским капиталом: ипотека, получение выплат третьим лицом, обналичивание средств. Меры ответственности

Ответственность за оскорбление чувств верующих: есть ли наказание

За столетие, прошедшее со времени революции 1917 года, взаимоотношения государства и религии в России претерпевали многие изменения. Если до Октябрьского переворота гонениям подвергались неверующие, то после него, при советской власти, репрессировали уже христиан, мусульман, иудеев и буддистов.

Несмотря на противоречия между ортодоксами и агрессивными атеистами, в современной России усилиями государственных и общественных институтов достигнут компромисс: вопросы религии объявлены сугубо личными. Если, конечно, речь не идет о деструктивных верованиях, запрещенных законом. Но, в соответствии с этим же законом, каждый человек имеет право на уважение, исповедует он какую-либо религию или нет, а глава 19 Конституции России провозгласила запрет на любые формы ограничения прав граждан по признакам религиозной принадлежности.

Оскорбление чувств верующих в нашей стране — уголовно наказуемое действие.

Оскорбление чувств верующих

К сожалению, в мире достаточно людей, чьи моральные качества позволяют оскорбить верующего — как апологета иной религии, так и просто религиозного человека.

Значение понятия

В законодательстве большинства стран мира существуют понятия, кодифицирующие оскорбление верующих именно за их веру. Это и богохульство, и кощунство, и оскорбление религиозных чувств. В любом случае, законы принимаются для защиты граждан, исповедующих ту или иную веру, для возмездия за неуважительное отношение к религиозным обычаям, пресечения богохульства, кощунства в отношении к артефактам, которым поклоняются верующие.

Признаки оскорбления

Уголовный кодекс Российской Федерации трактует признаки преступления, о котором идет речь, достаточно конкретно. Оскорбление должно быть нанесено публично, выражать неуважение к личности и обществу. Кроме того, целью поступков обвиняемого должно быть именно унижение, то есть эти поступки, даже если они являются оскорбительными для любого религиозного человека, совершаются именно с прямым умыслом унизить верующего. То есть сентенция «Бога нет», произнесенная, например, во время публичной лекции, оскорблением не является.

Под самим же термином «оскорбление» юристы понимают «ущерб, нанесенный чести и достоинству человека, выраженный в неблагопристойных формулировках».

Что может оскорбить честь верующих

Среди видов оскорбления, указанных в законодательстве, основными являются негативные высказывания и препятствие работе религиозных групп и организаций.

Негативные высказывания

Лингвисты, которых часто приглашают для проведения экспертизы, утверждают, что высказывание не просто нанесло обиду, а трактуется как оскорбление в юридическом смысле, если оно:

  • было публичным, то есть в присутствии третьих лиц, в СМИ и т. п.;
  • несет в себе негатив по отношению к определенному лицу, общине, к верующим вообще;
  • адресованы именно к данным людям и характеризуют их личность;
  • имеет непристойную форму.

Препятствие деятельности религиозных групп и организаций

Предумышленное воспрепятствование деятельности сообществ верующих трактуется как посягательство на свободу вероисповедания. Статья 148 УК, в которой говорится о подобном правонарушении, не называет его определенных способов.

Юристы считают, что это могут быть:

  • беспричинная задержка с регистрацией новой религиозной общины;
  • необусловленный законом отказ в праве владения культовым сооружением;
  • закрытие по надуманным основаниям храма и разгон прихожан во время богослужения;
  • наложение запрета на определенные обряды, а также распространение религиозной литературы;
  • демонстративное вмешательство в богослужение, носящее характер оскорбления паствы.

Закон о свободе совести и вероисповеданий

Согласно Конституции, Российская Федерация определяется как государство, носящее светский характер. Тем не менее, в нашей стране существует ряд законов, касающихся религиозных отношений.

Описание и суть

В комплекс российских законодательных актов, регламентирующих религиозные отношения и правила работы религиозных организаций, входят статьи Конституции и Гражданского кодекса.

Согласно статье 28 Основного Закона, граждане России обладают свободой совести, то есть правом принадлежать к любой религии, иметь и распространять свои воззрения или быть неверующим.

Важнейший документ, относящийся к религиозным отношениям, — Закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» 1997 года.

Суть закона «О свободе совести. » — в признании неотъемлемого права на нее любого гражданина РФ, утверждении равных прав каждого вне принадлежности или непринадлежности к определенной церкви и запрещении на этой почве любого вида дискриминации.

Россия — светское государство, и в ней ни одна вера не может иметь статус государственной; объединения верующих не имеют к государству непосредственного отношения, обладая перед законом равными правами, что предполагает невмешательство органов власти в религиозную практику отдельных граждан, организаций и групп.

Одновременно органы власти могут прекратить деятельность объединений верующих, если их цели идут в разрез с законом, интересами государства и граждан России.

Изменения и поправки

Смысл изменения, внесенного в 2013 году в соответствующую статью Уголовного кодекса РФ, заключается в том, что теперь за упомянутые в ней правонарушения устанавливается уголовная, а не административная ответственность. Кстати, такая ответственность уже применялась в УК РСФСР до 1993 года, и утратила силу с принятием УК РФ.

Обновленная статья и комментарии к ней Верховного суда уточняют, что подпадающие под определение криминала действия, знаменующие нарушение права на свободу совести и вероисповеданий, совершаются публично, при наличии в прямом доступе верующих либо с опубликованием их последствий в СМИ, а поступки обвиняемых должны носить характер явного пренебрежения к моральным нормам.

Уточнено понятие «оскорбление религиозных чувств». Под ними понимается грубое издевательство над религиозными постулатами или личностью гражданина, который их исповедает, насмешки над почитаемой человеком символикой, в том числе духовной литературой.

Ужесточено наказание за поступки, совершенные в сакральных постройках, их поджоги и оскорбительные надписи на стенах, а также за препятствование свободе вероисповедания, например, штраф руководителю, если он решит уволить человека по причине его принадлежности к той или иной вере, увеличился в 100 раз.

Новый текст закона о защите прав верующих уточняет старую редакцию, в которой упоминается оскорбление граждан на почве религии либо порча почитаемых ими религиозных символов. В уточнении подчеркивается публичность и умышленность деяния, а кара стала значительно более строгой.

Отягощающие и облегчающие обстоятельства

Уголовную ответственность за любые правонарушения, в том числе и в области неуважения к правам верующих, усугубляют многие обстоятельства.

В частности, приговор любому преступнику будет строже, если он руководствовался мотивами разжигания национальных или религиозных распрей.

Отягчающими обстоятельствами считается осуществление противоправных действий ранее осужденным человеком. Приговор будет также значительно строже, если жертвой правонарушения стал ребенок, беременная женщина, человек преклонного возраста или пребывающий в беспомощном состоянии, а также зависимый от преступника.

Усиливают ответственность за корыстные мотивы правонарушения, совершение его с целью сокрытия иного преступления, а также если оно сопряжено с особой жестокостью или издевательством над жертвой.

Уголовный кодекс рассматривает как отягчающие обстоятельства правонарушения, совершенные против человека, находящегося на государственной службе, исполняющего общественный долг, а также человеком, нарушившим присягу.

Групповые и особо тяжкие преступления, правонарушения с использованием в качестве орудия ребенка либо психически больного человека, совершенные в условиях бедствия или чрезвычайного положения, а также человеком в состоянии наркотического или алкогольного опьянения тоже обычно наказываются с применением высшего предела.

Обстоятельства, смягчающие ответственность за правонарушение, также перечислены в Уголовном кодексе России. К ним относятся, например, явка с повинной, раскаяние в содеянном, помощь следствию в раскрытии правонарушения.

Если обвиняемый сразу после осуществления правонарушения оказал жертве помощь, возместил ущерб или загладил вред в добровольном порядке, суд учитывает это при вынесении приговора, равно как и то обстоятельство, что у правонарушителя на иждивении имеется ребенок либо преступник является беременной женщиной или стариком.

Иногда обвиняемый нарушает закон из-за тяжелых личных обстоятельств, под угрозой расправы, а то и в силу неких незаконных действий самого пострадавшего. Эти обстоятельства тоже приводят к смягчению приговора.

Как доказать состав преступления

В кабинете следователя и после, в зале суда, рассматривающего дело о нарушении религиозных прав, главное — установить, состоялся ли факт самого преступления и виноват ли обвиняемый в инкриминируемом правонарушении.

Самое трудное — доказать в процессе следствия непосредственный умысел, прямое намерение оскорбить именно религиозные, а не какие-либо иные чувства потерпевших. То есть предполагаемый конфликт должен исходить именно из желания подследственного выразить свое негативное отношение ко всем верующим в целом.

Конечно же, законодательство не конкретизирует, какими именно фразами можно оскорбить верующего. В случае применения нецензурных выражений — все понятно, наличествует оскорбление личности, но в случае с верующим, настаивающим именно на религиозной подоплеке оскорбления, это понятие размыто. Ведь если для кого-то нецензурно ругаться самому и выслушивать то же от других — норма поведения, то для иных людей это смертельная обида.

Есть еще один нюанс, затрудняющий следствие по упомянутой статье. Дело в том, что потерпевший обязан доказать принадлежность к той или иной конфессии и свое более или менее активное участие в религиозной жизни. В этом случае доказательством могут стать подтверждения со стороны руководителя прихода (настоятеля храма) и прихожан.

Свидетельские показания подтвердят и то, что оскорбление было публичным. Работа по поиску таких свидетелей обычно проводится среди самих потерпевших, прохожих, которых случай привел на место конфликта, даже водителей автомобилей, снабженных видеорегистраторами. Именно они часто представляют доказательства надругательства над Поклонными крестами, стоящими обычно на обочинах на въезде в тот или иной населенный пункт.

Наказания за нарушение закона РФ

Статья 148 Уголовного кодекса России имеет 4 части:

  1. Первая часть предусматривает возмездие за неуважение к чувствам верующих, акты которого совершены публично и являются ярко выраженными.
  2. Во второй части рассматриваются те же поступки, но совершенные в храмах.
  3. Часть третья анализирует факты создания помех работе религиозных объединений.
  4. В четвертой части рассматриваются те же действия, что и в части 3, но совершенные обличенным властью чиновником либо сопряженные с фактами насилия.

Штрафные санкции

По правонарушениям части первой назначается штраф до 300 тысяч рублей, по второй — до 500 тысяч рублей, по третьей — до 300 тысяч рублей.

Часть четвертая предусматривает штраф до двухсот тысяч рублей, либо в размере до суммы годового дохода осужденного.

Исправительные и общественные работы

Осужденные могут быть подвержены следующим наказаниям:

  • по части первой статьи 148 могут быть присуждены до 240 часов обязательных работ либо до года принудительных;
  • по части второй — до 480 часов обязательных или до трех лет принудительных работ;
  • третья часть требует до 360 часов обязательных или до года исправительных работ;
  • по части четвертой может получить до 480 часов обязательных, до двух лет исправительных или до года принудительных работ.

Лишение свободы

В качестве возмездия за наиболее злостное нарушения могут быть присуждены различные сроки лишения свободы.

По части первой — на срок до 1 года, по части второй — до 3 лет, по части третьей — арест до 3 месяцев, а по части четвертой лишение свободы на тот же срок.

Индивидуальные случаи

Правоприменительная практика свидетельствует о том, что далеко не все принимаемые законы и статьи Уголовного кодекса находят реальное отражение в судебных делах. Но законы, касающиеся соблюдения прав верующих, оказались не просто востребованными, а на волне конфликтов, охватившего не только Россию, но и весь мир, приобрели первостепенное значение, как и законы о разжигании межрелигиозной розни.

Известно, что у статьи 148 в ее нынешнем варианте было множество критиков, указывающих на то, что если у верующих есть защита, у неверующих ее нет. Стоит заметить, что это не так: неверующих защищает сама Конституция России, предусматривающая равные права и защиту закона для верующих и неверующих.

Иное дело – агрессивный атеизм либо агрессивное непринятие иной религии. Вот несколько примеров.

Первый приговор после принятия изменений к статье 148 УК, криминализирующих оскорбление по религиозным мотивам, был вынесен уже в следующем, 2014 году. Молодой парень из Ижевска, опубликовавший в соцсетях антиисламскую картинку, присужден к обязательным работам.

Несколько вердиктов по этой статье вынесли в 2016 году. В частности, к общественным работам приговорили двух мужчин из Кировской области. Они не нашли лучшего способа выразить свое отрицание религии, как поместить на Поклонном кресте в одной из деревень чучело, снабдив его оскорбительной надписью.

2 года с отсрочкой получил спортсмен из Дагестана Саид Османов, который в столице Калмыкии Элисте помочился в святилище Будды и ударил ногой в нос его статую. Спортсмен умудрился снять свое действо на видео и опубликовать его.

В 2017 году был оглашен приговор по знаменитому делу «Ловца покемонов» Руслана Соколовского. Суд констатировал, что юноша, отрицающий существование Бога как такового, «ловил покемонов» в Храме-на-Крови, построенном на месте расстрела царской семьи. После этого он опубликовал видео об этом, снабдив его комментариями на уровне печально известного журнала «Шарли».

Читайте также:  Ответственность за врачебную халатность по статье 239 УК РФ: понятие, образец жалобы, подача иска в суд

Соколовский получил три с половиной года условно. Тот же срок, только реальный, просило обвинение.

Знаменитое дело о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя не упоминается, потому что его участники были осуждены в 2012 году по иной, «хулиганской» статье УК.

Наказания в других странах

За рубежом также считают, что оскорблять верующих — преступление. Особенно строги кары за такие действия в мусульманских странах. Так, в Афганистане, Иране, Нигерии, Саудовской Аравии, Иордании и некоторых других государствах, живущих по законам шариата, законы предусматривают кары за святотатство вплоть до смертной казни.

Достаточно строго наказывается кощунство в Алжире, Индонезии, Судане, Пакистане.

Небольшим тюремным заключением или штрафом святотатец может отделаться в Бразилии, Греции, Израиле, Индии, Турции, Испании, Италии, Мальте, Нидерландах, Польше.

Не указывая вид кары, закон запрещает кощунство, святотатство и подобные действия в Бангладеш, Дании, Египте, Ирландии.

Не является наказуемым деянием в Австралии, в Исландии и др.

В некоторых европейских странах введено юридическое понятие «оскорбление религии», которое уголовно либо административно наказуемо почти во всех государствах континента.

Видео об оскорблении чувств верующих

Здесь вы можете увидеть репортаж о разбирательстве правоохранительных органов по поводу продажи в магазине товаров с логотипом, который может оскорбить чувства верующих.

Оскорбление чувств верующих: лингвистический аспект

Оскорбление чувств верующих – сравнительно новая для судебной экспертизы категория дел. Оскорбление чувств верующих в современном российском законодательстве не относится к преступлениям экстремистского характера, однако в общественном сознании традиционно ассоциируется с экстремизмом. C этим связано практическое отсутствие экспертных разработок в данной области (ни в одной их существующих экспертных методик эта категория дел не освещена), однако имеются насущные потребности экспертной практики.

Само название «оскорбление чувств верующих» – артефакт, поскольку в соответствующем законодательстве такая формулировка отсутствует. Так, ст. 148 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий» наказываются «1. Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих, 2. Деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, совершенные в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, 3. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или проведению богослужений, других религиозных обрядов и церемоний 4. Деяния, предусмотренные частью третьей настоящей статьи, совершенные: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) с применением насилия или с угрозой его применения». Статьей 5.26 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях «Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях» предусмотрено наложение административного штрафа за «1. Воспрепятствование осуществлению права на свободу совести и свободу вероисповедания, в том числе принятию религиозных или иных убеждений или отказу от них, вступлению в религиозное объединение или выходу из него, 2. Умышленное публичное осквернение религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики либо их порча или уничтожение».

Экспертиза по данной категории дел назначается, как правило, при необходимости разрешения вопросов о выражении явного неуважения общества в целях оскорбления религиозных чувств верующих в рамках ст. 148 УК РФ, а также вопросов об осквернении религиозной или богослужебной литературы, предметов религиозного почитания, знаков или эмблем мировоззренческой символики и атрибутики в рамках ст. 5.26 КоАП.

Следует отметить, что ст. 148 УК РФ обладает некой преемственностью в отношении ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти и вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Части 1, 2 данной статьи были введены Федеральным законом от 29.06.2013 N 136-ФЗ «О внесении изменений в статью 148 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях противодействия оскорблению религиозных убеждений и чувств граждан» после резонансного уголовного дела в отношении музыкального коллектива «Pussy Riot», осуществившего в 2012 году панк-молебен «Богородица, Путина прогони» в Храме Христа Спасителя в Москве. Действия членов группы были признаны судом хулиганством, хотя изначально предполагалось наличие в них состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ.

Объектами исследования по данной категории дел могут быть различные произведения как вербальной, так и невербальной, а также смешанной природы. Неизменным остается одно – объекты исследования представляют собой продукты коммуникативной деятельности: тексты, рисунки, видеозаписи, песни, инсталляции и перформансы. В любом случае объект исследования представляет собой текст в широком, общесемиотическом смысле этого понятия.

Как и всякое исследование, экспертиза по данной категории дел начинается с формулирования и постановки на разрешение экспертов соответствующих вопросов. Очевидно, что вопрос не может быть поставлен путем дублирования диспозиции статьи (например, «Выражено ли в представленном материале явное неуважение к обществу с целью оскорбления религиозных чувств верующих?»), поскольку такая формулировка предполагает правовую квалификацию действия, не входящую в компетенцию экспертов. В связи с этим возникает первая проблема данной категории дел – проблема корректной постановки вопросов, проецирующихся на соответствующие статьи закона. При этом перед экспертами ставится задача поиска адекватных корреляций используемым в законодательстве формулировкам: «явное неуважение», «оскорбление», «религиозные чувства», «осквернение», которые, к сожалению, в законодательстве не разъясняются. На наш взгляд, значимым моментом в этом вопросе является четкое разграничение сфер компетенции при работе с данными понятиями экспертов различных специальностей.

Наиболее очевидной является необходимость участия в судебной экспертизе по данной категории дел эксперта в области религиоведения как лица, способного работать с религиозными текстами и символами и интерпретировать религиозную символику и значение ее искажения (осквернения), а также отграничивать понятие «религиозные чувства» от иных.

Поскольку в аспекте оскорбления религиозных чувств речь чаще всего идет о текстах или иных продуктах коммуникации объектах, значимым в данной категории дел является участие эксперта-лингвиста. Кроме того, именно в судебной лингвистической экспертизе разработана практика работы с категорией оскорбления и выработаны соответствующие лингвистические критерии.

Исходя из используемых в законодательстве формулировок, при проведении экспертизы по данной категории дел необходимы также специальные познания в области психологии, к примеру, в части выявления интенций автора (выражение неуважения к обществу) и проявляющихся в речевом или ином действии ожидаемых результатов (оскорбить, унизить адресата, ухудшить его эмоциональное состояние).

Таким образом, производство судебной экспертизы по делам об оскорблении чувств верующих входит в компетенцию религиоведческой, лингвистической и психологической экспертизы. Далее обзор экспертной проблематики по данной категории будет рассмотрен с позиции лингвистической экспертизы.

Лингвистическое исследование текста в аспекте оскорбления чувств верующих возможно благодаря коммуникативной природе объектов, а также активной практике лингвистической экспертизы по делам об оскорблении (ст. 5.61 КоАП).

Следует заметить, что ст. 5.61 КоАП – единственная статья российского законодательства, разъясняющая понятие оскорбления: «Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме». Допустимо ли использование этого определения в рамках других статей, законодатель не разъясняет. Уже различия в объекте – «оскорбление чести и достоинства лица» и «оскорбление чувств» – говорят о том, что понятия оскорбления в разных статьях закона используются в разных аспектах значения этого слова. Отсутствие разъяснения приводит к обострению правовых споров. Так, защита ставропольского блогера Виктора Краснова, который привлекается судом по ст. 148 УК РФ за оставленные в социальной сети «ВКонтакте» комментарии (Виктор Краснов назвал Библию «сборником еврейских сказок» и написал, что «боха нет!»), направила в Конституционный суд жалобу на указанную статью, мотивируя это отсутствием толкования понятия «оскорбление» и нарушением гарантированного Конституцией РФ права на свободу слова [Газета.ru, «Ъ»: оскорбление чувств верующих могут проверить по Конституции, http://www.gazeta.ru/tech/news/2016/03/14/n_8364839.shtml].

На наш взгляд, оскорбление чувств от оскорбления лица отличается предметом речевого действия. Проще говоря, оскорбление лица эксплицитно направлено на это лицо («Вася дурак!»), в то время как оскорбление чувств не зависит от предмета речи – значимой остается лишь его отнесенность к религиозной тематике (так, высказывание «Х (обозначение бога в какой-либо религии) дурак!» – оскорбление не непосредственно сына Божьего, а христиан).

В лингвистическом смысле оскорбление чувств верующих – это коммуникативный акт, имеющий конкретную коммуникативную цель и описываемый с точки зрения соответствия/несоответствия коммуникативным нормам.

С позиции лингвистики коммуникативный акт «оскорбление чувств верующих» в свете ст. 148 УК РФ характеризуется следующими признаками:

  1. представляет собой целенаправленное речевое действие, коммуникативная цель которого – оскорбить, унизить адресата;
  2. нарушает коммуникативные нормы – общепринятые и/или специфические религиозные.

С каждым из аспектов связана определенная лингвистическая проблематика.

Исследование коммуникативной цели текста требует комплексного исследования не только в лингвистическом, но и в психологическом аспекте, исходя из понятия коммуникативной цели как реализации интенций говорящего, направленных на получение определенного коммуникативного эффекта. Следует подчеркнуть, что речь идет именно о реализации поставленной коммуникативной цели, а не случайном коммуникативном эффекте, наличие либо отсутствие которого зависит от конкретного лица.

С лингвистической точки зрения коммуникативная цель оскорбление маркируется в двух аспектах высказывания: его содержании и форме выражения этого содержания. Содержательно коммуникативная цель оскорбления проявляется в выражении негативной оценки, негативного отношения, презрения к предмету речи, а также наличии инвективы, направленности на высмеивание предмета речи. Формально коммуникативная цель оскорбление маркируется соответствующими языковыми и изобразительными средствами, как правило, имеющими непристойный характер, относящимися к семантике телесного низа или представляющими собой нецензурную лексику.

Значимым является одновременное наличие и содержательных, и формальных признаков. Так, не всякое выражение негативного отношения имеет коммуникативную цель оскорбление (например, вряд ли попадает под действие законодательства фраза «Я не люблю христиан»). Высмеивание также может не иметь коммуникативной цели оскорбить кого-либо, т.к. смех (например, в анекдотах) является частью коммуникативной культуры и может выполнять конструктивную роль – демонстрировать недостатки тех или иных реалий с целью их коррекции. В то же время высмеивание религиозных норм и реалий в парадигме определенного вероучения может иметь выраженный оскорбительный эффект. Примером тому служит общеизвестный скандал с карикатурами в французской газете «Шарли Эбдо».

Особого комментария требует анализ того или иного коммуникативного акта с позиции нарушения этических норм. Закономерно предполагать, что оскорбление чувств верующих – это нарушение не только общепринятых, но и специфических религиозно-этических норм. К общепринятым коммуникативным нормам относится запрет на использование нецензурной и сниженной лексики, а также актуализацию тематики телесного низа (полового акта, физических отправлений и т.п.).

При рассмотрении оскорбления чувств верующих с позиции коммуникативной нормы с одной стороны, представляется логичным привлечение норм религиозной этики, с другой – требование соблюдать эти нормы светскими людьми или людьми иной веры неправомерно. К примеру, всякая религия основана на признании факта наличия некого верховного существа, создавшего все сущее и управляющего им. Находясь в коммуникативной парадигме религиозного учения, человек не может отрицать факт этого существования – это будет нарушением соответствующей данной парадигме нормы. Однако, помимо этой парадигмы, возможны другие, например, атеизм. Отрицание существования бога является для атеизма коммуникативной нормой, однако нарушает норму религиозную. Поскольку законодательство Российской Федерации универсально для всех граждан независимо от вероисповедания, отрицание постулатов той или иной религии, на наш взгляд, не должно рассматриваться как оскорбление религиозных чувств представителя той или иной конфессии. То же касается и иных религиозных коммуникативных норм.

Следует отдельно отметить, что практически для любого религиозного дискурса характерно позиционирование собственного вероучения как единственно правильного, всех остальных – как ошибочных, исходящих от дьявола и т.п.

Отсюда следует, что оскорбление чувств верующих также должно рассматриваться с позиции общепринятых коммуникативных норм, а применение норм специфических актуализируется только в случае вхождения в коммуникативную парадигму конкретной конфессии (например, нормы православной коммуникативной этики – в православном храме). Необходимость соблюдения таких норм закреплена законодательно: согласно статье 15 «Внутренние установления религиозных организаций» Федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 28.11.2015) “О свободе совести и о религиозных объединениях”, «1. Религиозные организации действуют в соответствии со своими внутренними установлениями, если они не противоречат законодательству Российской Федерации, и обладают правоспособностью, предусматриваемой в их уставах. 2. Государство уважает внутренние установления религиозных организаций, если указанные установления не противоречат законодательству Российской Федерации».

О том, что приоритетным является рассмотрение коммуникативных действий с позиции общепринятых коммуникативных норм, свидетельствует также разница во мнениях различных представителей религиозного сообщества на скандально известный панк-молебен «Богородица, Путина прогони», рассматриваемый как классический пример оскорбления чувств верующих несмотря на то, что в итоге его участники были осуждены за хулиганство: некоторые христианские священнослужители оправдали действия участниц группы «Pussy Riot», квалифицировав их как часть скоморошьей культуры, хотя большинство выступило против.

С лингвистической же точки зрения пока можно констатировать только следующие параметры коммуникативной ситуации оскорбления чувств верующих:

  1. реализация коммуникативной цели оскорбить, унизить представителей группы лиц, объединенных по религиозному признаку;
  2. использования в тексте лексических, изобразительных и иных средств, нарушающих нормы коммуникативной этики (нецензурных слов, изображений полового акта и половых органов и т.д.).
  3. ситуация коммуникации: отнесенность к религиозной парадигме.

Добавить комментарий