Провокация взятки: ответственность по статье 304 УК РФ. Какова цель коммерческого подкупа?

Статья 304. Провокация взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд

Провокация взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд, то есть попытка передачи должностному лицу, иностранному должностному лицу, должностному лицу публичной международной организации, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, либо лицу, указанному в части первой статьи 200.5 настоящего Кодекса, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 304 УК РФ

1. Основным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. В качестве дополнительного объекта могут выступать общественные отношения, связанные с обеспечением деятельности органов государственной власти, местного самоуправления, коммерческих и иных негосударственных организаций, репутацией конкретных должностных лиц или лиц, выполняющих управленческие функции в негосударственных организациях.

Учитывая, что одной из целей совершения данного преступления выступает искусственное создание доказательств совершения преступления, комментируемую статью можно рассматривать в качестве специальной нормы по отношению к ст. 303 УК.

2. Для объективной стороны преступления характерны активные действия, выражающиеся в попытке передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг или иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера. При этом для признания наличия в действиях виновного состава преступления не имеет значения, осознавало ли лицо, которому передавались деньги или иное имущество, этот факт, или деньги были подброшены незаметно для него либо вручены обманным путем. Лицо же, принявшее вручаемые ему деньги или иное имущество, поддавшись на уговоры и не осознавая провокационного характера совершаемых в отношении его действий, может быть привлечено к ответственности за покушение на получение взятки или на коммерческий подкуп.

3. Оконченным данное преступление следует считать с момента, когда лицо, которому в провокационных целях передаются деньги, ценности или иное имущество, их принимает. Если же, к примеру, это лицо, не замечая положенных ему в конверт денег, выбрасывает конверт в мусоропровод, лицо, передавшее конверт, может нести ответственность только за покушение на преступление.

4. В качестве субъекта преступления могут выступать как должностные лица (прежде всего оперативные сотрудники правоохранительных органов), так и иные граждане, обладающие общими признаками субъекта преступления: вменяемостью и возрастом не менее 16 лет.

5. В качестве обязательного признака субъективной стороны преступления выступают цели искусственного создания доказательств или шантажа. С учетом этого о составе данного преступления можно говорить только при наличии в действиях виновного прямого умысла, т.е. он должен осознавать, что деньги и имущество передаются должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, передаются не с целью получения от него той или иной услуги, входящей в круг его служебных полномочий, а для представления его перед правоохранительными органами как взяткополучателя.

От провокации взятки следует отличать оперативный эксперимент — оперативно-розыскное мероприятие, проводимое в соответствии со ст. 8 Федерального закона от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 29.11.2012) и имеющее своей целью изобличение в совершении преступления лица, инициировавшего дачу взятки или коммерческий подкуп. В отличие от оперативного эксперимента, при провокации взятки инициатива в передаче денег или оказании имущественной услуги исходит от лица, передающего деньги или оказывающего услугу, которое при этом изначально стремится сформировать доказательство совершения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, преступления.
———————————
СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1997. N 29. Ст. 3502; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 233; 2000. N 1 (ч. 1). Ст. 8; 2001. N 13. Ст. 1140; 2003. N 2. Ст. 167; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607; 2005. N 49. Ст. 5128; 2007. N 31. Ст. 4008, 4011; 2008. N 18. Ст. 1941; N 52 (ч. 1). Ст. 6227, 6235, 6248; 2011. N 1. Ст. 16; N 48. Ст. 6730; N 50. Ст. 7366; 2012. N 29. Ст. 3994; N 49. Ст. 6752.

Подталкивание сотрудниками правоохранительных органов или иными лицами должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, к получению материального вознаграждения или услуг материального характера при отсутствии данных о наличии у последнего стремления к получении указанной выгоды должно расцениваться как обстоятельство, исключающее уголовную ответственность за получение взятки.

Статья 304 УК РФ. Провокация взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд

Новая редакция Ст. 304 УК РФ

Провокация взятки, коммерческого подкупа либо подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд, то есть попытка передачи должностному лицу, иностранному должностному лицу, должностному лицу публичной международной организации, лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, либо лицу, указанному в части первой статьи 200.5 настоящего Кодекса, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа, –

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 304 УК РФ

1. Комментируемая статья своим основным назначением имеет защиту общественных отношений, обеспечивающих ограждение невиновного от необоснованного осуждения.

2. Деяние, составляющее объективную сторону состава преступления, характеризуется законодателем как попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера.

3. Термин “попытка” должен толковаться не буквально (покушение). В действительности речь идет об имитации, создании видимости получения соответствующим лицом взятки или предмета подкупа.

4. Важным признаком при этом выступает отсутствие согласия на получение предмета преступного посягательства со стороны должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции. Это возможно как в том случае, когда потерпевший отказывается принять “дар”, так и тогда, когда он становится его обладателем в результате обмана или заблуждения.

5. С момента совершения действий, непосредственно направленных на формирование ложных данных о том, что взятка (предмет подкупа) должностным лицом (лицом, выполняющим управленческие функции) принята (принят), преступление окончено (составом).

6. Субъект преступного посягательства должен обладать лишь общими признаками и возрастом не менее 16 лет.

7. Преступление совершается с прямым умыслом.

7.1. С учетом заданной законодателем цели преступления (искусственного создания доказательств его совершения) в содержание умысла виновного должно входить осознание того факта, что им совершаются действия, направленные на создание видимости получения должностным лицом или лицом, выполняющим управленческие функции, какой-либо выгоды имущественного характера, что эти действия выражаются в фактическом или символическом перемещении предмета “вознаграждения” или проявлении вовне намерения оказать услугу. При этом “провокатором” осознается отсутствие согласия “провоцируемого” на получение “дара”. Это означает предвидение того, что должностное лицо откажется от получения “выгоды”, или знание того, что “провоцируемый” станет обладателем “дара” без его ведома. Осуществляя указанные действия, виновный стремится сформировать не соответствующие действительности данные, которые могут быть использованы при их оформлении в качестве доказательств в получении взятки или коммерческого подкупа.

7.2. В качестве другой цели закон называет шантаж. В этом случае субъект рассчитывает, что совершаемые им действия позволят ему угрожать потерпевшему разоблачением в получении взятки или коммерческом подкупе, с тем чтобы добиться от него желаемого поведения.

8. Провокацию взятки следует отличать от оперативного эксперимента. Оперативный эксперимент по выявлению взяточничества является средством проверки выдвинутой оперативной версии. Его проведение продиктовано стремлением поставить под контроль, непосредственное наблюдение правоохранительных органов уже начавшиеся процессы, связанные с посягательством на объект уголовно-правовой охраны, и в конечном счете прервать их развитие. Использование оперативного эксперимента возможно в отношении лишь тех видов взяточничества, которые относятся к тяжким и особо тяжким преступлениям.

Выдвижение оперативной версии и ее проверка путем эксперимента должны производиться на основании информации, носящей отнюдь не предположительный характер. Речь идет о принятом и зафиксированном в установленном законом порядке заявлении об имевшем месте факте вымогательства взятки или предложении дать взятку, подкрепленном опросом заявителя, выполнением иных проверочных действий.

В соответствии со ст. 8 ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” (в ред. от 02.12.2005) указанное оперативно-розыскное мероприятие производится на основании постановления, утв. руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. При провокации взятки такая информация отсутствует. Совершаемые действия выполняются не с целью выявления, действительно ли у лица имеются намерения реализовать свой преступный умысел, а с целью формирования недоброкачественной доказательственной базы совершения преступления.
——————————–
СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1999. N 2. Ст. 233; 2001. N 13. Ст. 1140; 2005. N 49. Ст. 5128.

9. Преступление относится к категории средней тяжести.

Другой комментарий к Ст. 304 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Предмет преступления аналогичен предмету преступления, предусмотренного ст. 204 УК РФ.

Потерпевшим может быть должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации.

2. Объективная сторона выражается в попытке передачи потерпевшему без его согласия предмета преступления, в том числе в попытке оказания услуги имущественного характера. Отсутствие согласия означает не отказ потерпевшего, а то, что согласие не было им предварительно выражено.

Для наличия оконченного состава преступления не имеет значения, приняло ли должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предлагаемые имущество или услугу. Если передача состоялась, потерпевший несет ответственность за покушение на получение взятки или коммерческого подкупа.

Преступление, предусмотренное комментируемой статьей, окончено в момент покушения на передачу соответствующих предметов (оказание услуги).

3. Субъективная сторона характеризуется виной в виде прямого умысла. Обязательным признаком выступает цель: искусственно создать доказательства совершения преступления либо использовать компрометирующие сведения для шантажа. Указанная направленность субъекта отличает провокацию от настоящих взятки и коммерческого подкупа.

Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа

Провокация взятки либо коммерческого подкупа, то есть попытка передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, –
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 304 Уголовного Кодекса РФ

Основным объектом данного преступления являются общественные отношения, обеспечивающие нормальные условия отправления правосудия. В качестве дополнительного объекта выступают интересы потерпевшего – спровоцированного должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации.

Общественная опасность провокации взятки заключается в том, что эти действия подрывают авторитет государства в области правосудия, деловую репутацию потерпевших. Провокация взятки либо коммерческого подкупа создает искусственный, сфальсифицированный повод к последующему привлечению лица к уголовной ответственности, возбуждению уголовного дела и его последующей передаче в суд, наказанию должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации. Таким образом, на основе провокационных действий правосудие может обернуться неправосудием, привлечением к ответственности невиновного лица.

Читайте также:  Экологические преступления: административная и уголовная ответственность по статьям 8.8, 8.2, 8.1, 8.25, 8.28, 8.37 КОАП РФ и главе 26 УК РФ

Предмет рассматриваемого преступления аналогичен предмету коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ), получения или дачи взятки (ст. ст. 290, 291 УК РФ). В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” сказано: “По смыслу закона предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагами и иным имуществом могут быть выгоды или услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т.п.). Под выгодами имущественного характера следует понимать, в частности, занижение стоимости передаваемого имущества, приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами. Указанные выгоды и услуги имущественного характера должны получить в приговоре денежную оценку”.

Объективная сторона преступления выражается в действии – попытке передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера.

Обязательным признаком состава преступления является отсутствие согласия получателя на принятие предмета взятки (подкупа). Виновный в провокации создает лишь видимость преступления, имитирует получение взятки (подкупа), а потерпевший (круг лиц прямо указан в законе) находится в неведении относительно этих преступных действий.

В этом как раз и состоит принципиальное отличие рассматриваемого деяния от дачи взятки и коммерческого подкупа, которые проявляются в передаче соответственно должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, предмета взятки (подкупа) за их действия (бездействие) по службе в интересах дающего или представляемых им лиц, а также за общее покровительство или попустительство по службе. При этом очевидно, что указанные преступные действия (дача взятки) совершаются с обоюдного согласия взяткодателя и взяткополучателя (то же и в отношении подкупа).

По конструкции объективной стороны данный состав преступления является усеченным. Преступление считается оконченным с момента попытки передачи указанным лицам денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно с момента начала оказания услуг имущественного характера. Эта попытка выражается, например, в подкладывании денег или ценных бумаг в документы, ящик стола и т.п., направлении их в адрес провоцируемого лица по почте, телеграфу, передаче родственникам лица якобы с его согласия и т.д.

Для субъективной стороны этого состава характерна вина в виде прямого умысла: субъект сознает, что должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции, не знает о намерении передать ему предмет взятки или подкупа, не выражало своего желания получить его и, несмотря на эти обстоятельства, желает передать данное незаконное вознаграждение. При этом виновный преследует одну из двух целей:

1) искусственное создание доказательств преступления (предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ). Способы, с помощью которых будут создаваться такие доказательства, весьма разнообразны: оповещение правоохранительных органов, тайная запись разговоров, приглашение свидетелей, переписывание номеров денежных купюр или ценных бумаг и т.д. Если искусственное создание доказательств преступления, предусмотренного ст. 204 или ст. 290 УК РФ, связано с желанием привлечь лицо к уголовной ответственности и сопровождается подачей заявления о привлечении к ответственности по ст. 204 или ст. 290 УК РФ или заявлением о вымогательстве взятки и последующей провокацией, то действия виновного могут быть квалифицированы по совокупности преступлений со ст. 306 УК РФ;

2) шантаж. При этом субъект надеется, что если предмет взятки или подкупа будет принят, то в дальнейшем он сможет предъявить к должностному лицу или лицу, осуществляющему управленческие функции, какие-либо требования, связанные с его должностными обязанностями, под угрозой сообщить правоохранительным органам или иным лицам о факте получения взятки, подкупа.

Мотивы преступления могут быть разными. На квалификацию они не влияют, но могут учитываться при назначении наказания.

Провокацию взятки или коммерческого подкупа следует отличать от оперативно-розыскных мероприятий (оперативного эксперимента), предусмотренных Федеральным законом от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ “Об оперативно-розыскной деятельности” , которые допускаются только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия тяжких преступлений, а также выявления и установления лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших (ст. 8).

Необходимо отметить, что провокационные действия могут осуществляться и сотрудниками правоохранительных органов. В этом случае подобные действия будут отличаться от оперативного эксперимента по следующим основаниям:

1) при провокации нет оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренных в ст. 7 Федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”;

2) при провокации инициатива получения предмета взятки либо подкупа соответствующим субъектом исходит от самих сотрудников, а при оперативном эксперименте она должна исходить от должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой организации, т.е. лица, могущего быть субъектом преступлений по ст. 204 или ст. 290 УК РФ;

3) целью провокации взятки либо коммерческого подкупа могут быть искусственное создание доказательств либо шантаж, а при оперативном эксперименте целью является подтверждение и документирование сведений о вымогательстве взятки либо коммерческого подкупа (либо ином приготовлении к названным преступлениям) и привлечение виновных к уголовной ответственности .

——————————–
См.: Радачинский С.Н. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 71.

Согласно п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” “не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведение предусмотренного законодательством оперативно-розыскного мероприятия в связи с проверкой заявления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе”.

Субъект рассматриваемого преступления общий – вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Если провокация взятки или коммерческого подкупа совершена должностным лицом с использованием служебного положения, содеянное им следует дополнительно квалифицировать по ст. 285 УК РФ .

——————————–
См.: п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6.

Другой комментарий к статье 304 УК РФ

1. Потерпевшим является должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих или иных организациях, понятия о которых содержатся соответственно в примечаниях к ст. ст. 285 и 201 УК.

2. Объективная сторона преступления выражается в провокации взятки или коммерческого подкупа, т.е. в попытке передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств либо шантажа.

Понятия взятки и коммерческого подкупа законодателем закреплены соответственно в ст. ст. 290 и 204 УК.

Сущность провокации раскрывается в самом законе и заключается в попытке передачи взятки без согласия лица, которому она предназначена (самому потерпевшему, его родным или близким, сослуживцам для последующей передачи адресату и т.п.). Отсутствие согласия означает, что должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции, ни открыто, ни завуалированно не требовало передать взятку или осуществить коммерческий подкуп и не выражало готовности принять незаконное вознаграждение.

3. Преступление считается оконченным с момента совершения указанных в законе действий.

4. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. В качестве обязательного признака в законе указана цель: искусственное создание доказательств совершения преступления или шантаж.

5. Субъект преступления – лицо, достигшее возраста 16 лет.

Остались вопросы по ст 304 УК РФ?

Получите консультации и комментарии юристов по статье 304 УК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

Провокация взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ).

Непосредственный объект преступления — нормальная деятельность органов правосудия. Дополнительный объект — интересы личности.

Объективную сторону образует провокация взятки либо коммерческого подкупа, т.е. попытка передачи должностному лицу, иностранному должностному лицу, должностному лицу публичной международной организации, либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказание ему услуг имущественного характера, предоставление иных имущественных прав.

Понятия взятки и коммерческого подкупа даны при анализе составов ст. 290 и 204 УК РФ.

Деяние состоит в том, что виновный пытается передать взятку должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой организации или иным, перечисленным в диспозиции статьи лицам (может быть, им непосредственно, возможно, при посредничестве других лиц). Отсутствие согласия лица, которому передается взятка, означает, что оно ни прямо, ни косвенно никоим образом не дало субъекту понять о своей заинтересованности в передаче денег или материальных ценностей, или иного рода подношений.

Состав преступления — формальный: деяние считается оконченным с момента попытки передачи соответствующей мзды.

Объективную сторону отличает прямой умысел, и специальная цель, направленная на искусственное создание доказательств того, что должностное лицо намеревалось получить взятку, или для использования этого как средства шантажа.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Заведомо ложный донос (ст. 306 УК РФ). Непосредственный объект преступления — нормальная деятельность органов правосудия. Дополнительным объектом могут быть интересы личности.

Объективная сторона предполагает заведомо ложный донос о совершении преступления.

Ложность доноса как сообщения о совершении преступления должна касаться фактических обстоятельств дела, а не их юридической оценки.

Например, сообщение будет ложным, если речь идет о совершении преступления при его фактическом несовершении, если сообщается о преступлении с необходимыми для этого подробностями, когда в действительности совершен административный проступок.

Состав преступления — формальный’, деяние окончено с момента, когда ложные сведения стали известны правоохранительным органам.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: субъект осознает, что сообщает ложные сведения о совершении преступления при фактическом его несовершении и желает сообщить такие сведения.

Субъект преступления — лицо, достигшее возраста 16 лет.

Повышенная ответственность установлена в ч. 2 ст. 306 за то же преступление, соединенное с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, а ч. 3 анализируемой статьи предусматривает ответственность за преступления, указанные в ч. 1 или 2 данной статьи, соединенные с искусственным созданием доказательств обвинения.

Искусственное создание доказательств обвинения означает, в частности, инсценировку обстановки преступления, создание фиктивных документов, изготовление орудий совершения преступления и т.п.

Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ). Непосредственный объект преступления — нормальная деятельность органов правосудия. Дополнительным объектом могут быть интересы личности.

Об7)ективпая сторона состоит в заведомо ложных показаниях свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, а также заведомо неправильном переводе в суде либо при производстве предварительного расследования.

Ложные показания — это сообщения, в которых искажаются обстоятельства совершения преступления, либо умалчиваются важные детали, либо сообщаются ложные сведения.

Искажение обстоятельств возможно, например, как сообщение о фактах в иной последовательности, чем на самом деле.

Ложное заключение эксперта предполагает неправильный вывод по материалам дела.

Неправильный перевод — искажение при переводе информации, имеющей значение для дела.

Состав преступления — формальный: деяние окончено с момента сообщения ложной информации. Для свидетеля и потерпевшего таким моментом служит подписание протокола допроса; для эксперта — передача письменного заключения в правоохранительные органы; для переводчика — перевод устной речи, реплик и т.п.

Субъективная сторона данного преступления выражается в прямом умысле.

Субъект преступления — специальный: свидетель, потерпевший, эксперт, переводчик, на законном основании привлеченные к расследованию уголовного дела.

Повышенная ответственность, предусмотренная ч. 2 ст. 307, сопрягается с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Согласно примечанию к ст. 307 названные субъекты преступления освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно в ходе судебно-следственного разбирательства до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности сообщенных ими сведений.

От уголовной ответственности освобождаются эти лица при соблюдении названных условий даже в случае, если они совершили преступление с квалифицированными признаками, предусмотренными ч. 2 ст. 307: совершение деяния, соединенного с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Особенности уголовно-правовой конструкции статьи 304 уголовного кодекса РФ («Провокация взятки или коммерческого подкупа») Текст научной статьи по специальности « Право»

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Аюсинов Алексей Есимович

В статье рассматриваются уголовноправовые особенности конструкции статьи 304 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа , а также предлагается авторский подход к изложению данной нормы в новой редакции.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Аюсинов Алексей Есимович

The peculiarities of criminal-legal constructions of the article 304 of the Criminal code of the Russian Federation («The provocation of a bribe or commercial bribery»)

The criminal law features of the article 304 of the Russian Criminal code, envisaging responsibility for the provocation of a bribe or commercial bribery are analyzed in the article, as well as an original approach to the presentation of this provision in the new edition is offered.

Читайте также:  Угроза порчи имущества: нормативное регулирование ответственности и порядок действий для защиты

Текст научной работы на тему «Особенности уголовно-правовой конструкции статьи 304 уголовного кодекса РФ («Провокация взятки или коммерческого подкупа»)»

TPMsvHa молодого vviHoro

Аюсинов Алексей Есимович Ausinov Aleksei Esimovich

адъюнкт кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права

Нижегородская академия МВД России (603950, Нижний Новгород, Анкудиновское шоссе, 3) post-graduate student of the chair of criminal and penal law

Nizhny Novgorod academy of the Ministry of internal affairs of Russia (3 Ankudinovskoye shosse, Nizhny Novgorod, 603950)

Особенности уголовно-правовой конструкции статьи 304 Уголовного кодекса РФ («Провокация взятки или коммерческого подкупа»)

The peculiarities of criminal-legal constructions of the article 304 of the Criminal code of the Russian Federation («The provocation of a bribe or commercial bribery»)

В статье рассматриваются уголовно-правовые особенности конструкции статьи 304 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа, а также предлагается авторский подход к изложению данной нормы в новой редакции.

Ключевые слова: уголовно-правовая конструкция, провокация взятки либо коммерческого подкупа, совершенствование уголовного законодательства.

The criminal law features of the article 304 of the Russian Criminal code, envisaging responsibility for the provocation of a bribe or commercial bribery are analyzed in the article, as well as an original approach to the presentation of this provision in the new edition is offered.

Keywords: criminal-law construction, the provocation of a bribe or commercial bribery, the improvement of the criminal legislation.

Последние несколько лет особенно пристальное внимание органов российской государственной власти приковано к проблеме борьбы со взяточничеством и коррупцией. Система мероприятий, направленных на противодействие этим негативным явлениям, включает в себя целый комплекс различных мер. Одной из наиболее эффективных мер, способствующих как сокращению фактов взяточничества, так и профилактике иных коррупционных явлений в целом, является привлечение виновных лиц к уголовной ответственности. Однако и в процессе реализации уголовно-правового механизма существуют свои «подводные камни». Несмотря на то, что количество фактов взяточничества с каждым годом лишь увеличивается, число лиц, привлеченных к уголовной ответственности, заметно снижается [1]. Объяснением этому служит все более активное обращение стороны защиты к установлению в действиях лиц правоохранительных органов преступной провокации. Вместе с тем, следует отметить, что в процессе привлечения лиц к уголовной ответственности за провокацию взятки на сегодняшний день также возникает множество проблем.

Из года в год данные официальной статистики свидетельствуют о ничтожно малом количестве

обвинительных приговоров по факту провокации взятки либо коммерческого подкупа, ответственность за которые предусмотрена статьей 304 Уголовного кодекса РФ. Многие ученые, обращавшиеся к изучению данной темы, неоднократно указывали на несовершенство статьи 304 УК РФ и утверждали, что именно этот факт является основной причиной ее слабой работоспособности. Почти каждый автор, занимающийся изучением проблемы установления уголовной ответственности за провокацию взятки или коммерческого подкупа, выдвигал свои предложения по совершенствованию статьи 304 Уголовного кодекса РФ. Под сомнение ставились практически все элементы состава преступления, содержащегося в данной уголовно-правовой норме, в том числе ее название, виды наказаний, содержащиеся в санкции, и т. д. Так, С.А. Сандаковский считает целесообразным заменить термин «провокация» на термин «инсценировка», соответственно внести новое название статьи 304: «Инсценировка провокации взятки или коммерческого подкупа» [2, с. 10]. Или, к примеру, С.Н. Радачинский предлагает помимо общего субъекта в квалифицированном составе (ч. 2 ст. 304 УК РФ) пред-

усмотреть субъекта специального в виде лица, использующего свое служебное положение, а в особо квалифицированном (ч. 3 ст. 304 УК РФ) — установить ответственность в случае наступления тяжких последствий по неосторожности и др. [3, с. 212]. Так или иначе, все специалисты, занимающиеся исследованием статьи 304 Уголовного кодекса РФ, не разделяли диспозицию данной уголовно-правовой нормы на два обособленных друг от друга вида деятельности, требующие дифференцированного подхода к установлению уголовной ответственности.

На наш взгляд, прежде чем переходить к наделению уголовно-правовой нормы квалифицированными и особо квалифицированными признаками, внесению иных конструктивных элементов, принципиально важным моментом является индивидуальное законодательное определение в рамках одной статьи отдельно провокации взятки и отдельно провокации коммерческого подкупа.

В этой связи следует отметить положительный опыт Республики Казахстан. Во вновь разработанном Уголовном кодексе от 3 июля 2014 года (еще не вступившем в законную силу) статья 416 «Провокация коммерческого подкупа либо взяточничества» [4] по своему содержанию является практически идентичной статье 304 действующего российского уголовного закона. Вместе с тем, следует отметить прием, который применил казахский законодатель при конструировании данной нормы, разделив провокацию коммерческого подкупа и провокацию взятки на два самостоятельных состава преступления и определив их в часть 1 и часть 2 статьи 417 Уголовного кодекса соответственно. Результатом такого законодательного решения стал дифференцированный подход к установлению санкций за подобные преступные деяния: менее строгие виды наказания за провокацию коммерческого подкупа и более строгие — за провокацию взяточничества. Российский же законодатель, в свою очередь, провокацию взятки и провокацию коммерческого подкупа с точки зрения общественной опасности не разделяет, ставя в статье 304 УК РФ между ними союз «или». На наш взгляд, такой технико-юридический способ представляется не совсем верным, поскольку изначальная правовая природа преступных явлений «коммерческого подкупа» и «взятки» различна.

Во-первых, следует отметить, что норма, предусматривающая ответственность за незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, денег, ценных бумаг и прочего (ч. 3 ст. 204 УК РФ) и получение должностным лицом, иностранным гражданином либо должностным лицом публичной международной организации взятки в виде денег, ценных бумаг и прочего (ст. 290 УК РФ) размещены в разных разделах уголовного закона, а значит, и родовые объекты этих составов преступлений абсолютно различны. В первом случае родовым объектом выступают общественные отношения в сфе-

ре охраны экономики, во втором — общественные отношения в сфере охраны институтов государственной власти.

Во-вторых, преступления, ответственность за совершение которых предусмотрена в части 3 статьи 304 и статье 290 УК РФ, отличаются не только характером, но и степенью общественной опасности. Такой вывод следует из анализа санкций этих уголовно-правовых норм. Так, максимальным наказанием в части 3 статьи 204 УК РФ является лишение свободы на срок до 7 лет со штрафом в размере до сорокакратной суммы коммерческого подкупа, а за получение взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) — лишение свободы на срок от 8 до 15 лет со штрафом в размере семидесятикратной суммы взятки. Таким образом, получается, что часть 3 статьи 204 УК РФ относится к категории тяжких преступлений, а часть 6 статьи 290 УК РФ — к категории особо тяжких. Само собой подобное решение влечет за собой массу последствий. К примеру, погашение судимости находится в прямой зависимости от категории преступления. А это значит, что законодатель, фактически объединив провокацией два абсолютно различных состава преступления в одной статье, в некоторой степени нарушил постулаты юридической техники. Все это является неоспоримым аргументом в пользу того, чтобы эти два преступления находились в разных частях уголовно-правовой нормы.

На основании вышесказанного считаем целесообразным изложить статью 304 Уголовного кодекса РФ в следующей редакции:

«1. Провокация коммерческого подкупа, то есть попытка передачи лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, —

2. Провокация взятки, то есть то же деяние, совершенное в отношении должностного лица, —

Таким образом, с определением базовой конструкции статьи 304 Уголовного кодекса РФ становится абсолютно верным с точки зрения юридической техники дальнейшее усложнение данной уголовно-правовой нормы и перспективное совершенствование ее отдельных элементов.

1. Сведения о деятельности СК РФ. и ИИр://81еСсот. ги/асШИез^аИз^с/ (дата обращения: 01.09.2014).

2. Сандаковский С.А. Уголовно-правовая оценка провокации взятки: автореф. дис. . канд. юрид. наук. Барнаул, 2010.

3. Радачинский С.Н. Провокация преступления как комплексный институт уголовного права: проблемы теории и практики: монография. Н. Новгород, 2011.

Вопросы квалификации провокации взятки либо коммерческого подкупа

Елена Побрызгаева, судья Верховного Суда РФ, профессор Российской академии правосудия, кандидат юридических наук, доцент.

Светлана Бабыч, аспирантка той же академии.

Уголовная ответственность за провокацию взятки была впервые установлена в УК РСФСР 1922 г. Содержалась она также в УК РСФСР 1926 г. и была направлена на пресечение неправомерных действий сотрудников правоохранительных органов в борьбе со взяточничеством. Просуществовав около сорока лет, данная норма законодателем была признана редко встречающейся в судебной практике и не имеющей практической значимости. Соответственно, в дальнейшем данная норма оказалась декриминализированной, что привело к пробельности в опыте ее применения органами следствия и суда.

Ныне действующее уголовное законодательство определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа как “попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания ему услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа” (ст. 304 УК РФ). Таким образом, по представлению законодателя объективная сторона провокации взятки либо коммерческого подкупа характеризуется единственным обязательным признаком – деянием, которое может быть осуществлено только посредством активного поведения – действия, и заключается в “попытке передачи” предмета подкупа в “целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа”. Однако следует отметить, что употребление термина “провокация” относительно продиктованной законодателем цели – имитации передачи незаконного вознаграждения, на наш взгляд, вряд ли удачно.

В толково-словообразовательном словаре Т.Ф. Ефремовой провокация определяется как “действие, направленное против отдельных лиц, групп, государств и т.п. с целью вызвать ответное действие, влекущее за собой тяжелые или гибельные для них последствия” . Иначе говоря, в дефиниции провокации можно выделить два основных момента, определяющих суть данного понятия:

Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., 2000. С. 286.

а) провокация – это побуждение потерпевшего к действиям или решениям, влекущим для него негативные последствия;

б) негативные последствия для спровоцированного – это та цель, к которой стремится провокатор и о которой неизвестно потерпевшему.

Следовательно, более соответствует смыслу анализируемого термина состав провокации взятки, предусматривавшийся в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г. Опасность такого рода провокации заключалась не в искусственном создании доказательств обвинения, а в том, что у лица под влиянием действий провокатора возникало желание получить или дать взятку. Потерпевший провоцировался на ответные действия – получение (дачу) взятки, которые влекли для него отрицательные последствия – привлечение к уголовной ответственности за взяточничество.

Полагаем, что с целью, предусмотренной законодателем как обязательный признак субъективной стороны, могут быть связаны действия, направленные на создание видимости, формирование ложных данных о получении должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, незаконного вознаграждения. Подобное противоправное деяние по законодательству Республики Беларусь называется не провокацией, а инсценировкой получения взятки или коммерческого подкупа. В связи с этим употребление российским законодателем термина “провокация” для обозначения указанных в ст. 304 УК РФ действий вряд ли удачно. Кроме того, расхождение смысла названия данной статьи и содержания вызывает затруднения в ее толковании и применении в практической деятельности органов предварительного следствия и суда.

Если толковать “попытку передачи” взятки либо коммерческого подкупа буквально, то это действие, по сути, не образует оконченного состава преступления – получения взятки либо коммерческого подкупа. В этой ситуации провокатору не о чем сообщать в правоохранительные органы. В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой сущность провокации взятки либо коммерческого подкупа состоит именно в неудавшейся попытке предоставить деньги, ценные бумаги и т.п., т.е. “с объективной стороны действия, о которых идет речь в ст. 304 УК РФ, ничем не отличаются от покушения на дачу взятки” .

Егорова Н. Провокация взятки либо коммерческого подкупа // Российская юстиция. 1997. N 8. С. 27.

Имея представление о сути провокации, ее определении, содержавшемся в УК РСФСР 1922 г. и 1926 г., мы вынуждены в контексте формулировки диспозиции ст. 304 УК РФ толковать понятие “попытка” не буквально как “опыт, проба, покушение, искус” , так как это несовместимо с целью провокации взятки либо коммерческого подкупа. “Используя такое описание преступления, – считает Б.В. Волженкин, – законодатель просто переносит момент окончания преступления на более ранний момент, не связывая таким образом состав провокации взятки или коммерческого подкупа с той или иной реакцией провоцируемого” . По смысловому значению попытка – это действие, “направленное к осуществлению, достижению чего-либо и связанное с некоторым риском” , “без полной уверенности в успехе” . Таким образом, употребляя термин “попытка”, законодатель не придает ему тождества с невозможностью завершить деяние по причинам, не зависящим от воли виновного.

Читайте также:  Последствия воровства или что делать в случае, если поймали на краже: законодательство, судебная практика

Даль В. Толковый словарь в 4-х т. Т. 3. М., 1989. С. 309.
Волженкин Б.В. Служебные преступления. М., 2000. С. 273.
Ефремова Т.Ф. Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. М., 2000. С. 282.
Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М., 1994. С. 167.

Согласно действующей формулировке ст. 304 УК РФ, передача денег, ценных бумаг и т.п. может осуществляться и без ведома потерпевшего, например, путем зачисления денежных средств на банковский счет потерпевшего, подкладывания их в карман его одежды, в его автомобиль, кабинет, путем регистрации сделки с недвижимостью от его имени и т.д. В этой связи в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 6 указано, что, “решая вопрос о наличии состава данного преступления, суду надлежит проверять, не было ли предварительной договоренности с должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, о согласии принять предмет взятки или коммерческого подкупа. При отсутствии такой договоренности и отказе принять предмет взятки или подкупа лицо, пытавшееся вручить названный предмет в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, подлежит ответственности по ст. 304 УК РФ” .

О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе: ППВС РФ от 10.02.2000 N 6 // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации). М., 2004. С. 851.

Указание законодателя и Пленума Верховного Суда РФ на отсутствие согласия потерпевшего принять незаконное вознаграждение подразумевает, что получение взятки провокатором сымитировано. Следовательно, из данной предпосылки логически вытекает другая: при достижении согласия должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, принять предмет подкупа, исключается состав провокации. “Сопоставление ст. 304 УК РФ с общим теоретическим понятием провокации преступлений показывает, – пишет В.Д. Иванов, – что в ней ни о какой провокации речи не идет, ибо она по существу предусматривает частный случай фальсификации доказательств. Для провокации же преступления обязательно требуется, чтобы провокатор добился согласия на принятие указанными лицами предмета взятки либо коммерческого подкупа, о чем он в последующем и сообщает в органы власти с разоблачением о совершении преступления спровоцированными им лицами” .

Иванов В.Д. Правовые последствия оперативного эксперимента // Сборник научных трудов РГЭА. Ростов н/Д, 1996. С. 32.

Неудачная формулировка состава провокации взятки либо коммерческого подкупа осложняет успешное применение нормы на практике, приводит к многочисленным следственным и судебным ошибкам. Так, по данным ГИАЦ МВД РФ, в 1997 – 2005 гг. по обвинению в провокации взятки либо коммерческого подкупа всего по России возбуждено 24 уголовных дела, 6 из которых были окончены производством и направлены в суд.

В приведенном О.А. Мансуровым примере из следственной практики отсутствие согласия должностного лица принять незаконное вознаграждение следователями Армавирского СО УВД было воспринято чрезмерно широко. Из материалов уголовного дела усматривается, что Н. обвинялась в получении определенной суммы денег от Т. якобы для передачи их в качестве взятки младшему инспектору режима и охраны СИЗО N 2 г. Армавира при отсутствии согласия на то указанного должностного лица. Усмотрев, что действия Н. направлены на подрыв репутации должностного лица и учреждения СИЗО N 2 г. Армавира в целом, следователь предъявил Н. обвинение в провокации взятки либо коммерческого подкупа.

Мансуров О.А. Уголовно-правовые меры борьбы с провокацией взятки либо коммерческого подкупа: Дис. . канд. юрид. наук. М., 2001. С. 152.

Не менее спорна и квалификация, предложенная О.А. Мансуровым в данной ситуации. Он считает необходимым инкриминировать виновной “признаки состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 291 УК РФ, квалифицируемого как подстрекательство к даче взятки должностному лицу через посредника или лично за совершение им незаконных действий, а также преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 129 УК РФ – клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого преступления” . Полагаем, что в этой ситуации имеет место незаконное завладение чужим имуществом (в данном случае деньгами) путем обмана или злоупотребления доверием, т.е. мошенничество (ст. 159 УК РФ) и клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 3 ст. 129 УК РФ).

Мансуров О.А. Указ. соч. С. 153.

В своем разъяснении Постановление N 6 не дает ответа на вопрос: как квалифицировать действия провокатора в случае достижения согласия служащего принять незаконное вознаграждение. В период действия Уголовных кодексов РСФСР 1922 г. и 1926 г. решение подобного вопроса у юристов проблем не вызывало. На сегодняшний день в теории уголовного права существуют две диаметрально противоположные точки зрения. Согласно первой из них, состав преступления, предусмотренный ст. 304 УК РФ, имеется и в случае, когда виновный добивается согласия должностного лица либо лица, осуществляющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, на получение предмета подкупа. “Провокация взятки является оконченным преступлением независимо от того, удалось ли в провокационных целях склонить должностное лицо к принятию денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг имущественного характера, передаваемых ему якобы в качестве взятки” . Развивая данную мысль, Б.В. Волженкин отмечает: “Материальные ценности, предоставленные должностному лицу в провокационных целях, не могут считаться взяткой, поэтому провокатор несет ответственность не за дачу взятки, а по ст. 304 УК, как в случае, когда должностное лицо принимает дар провокатора, рассматривая его как взятку” .

Кузнецова Н.Ф. Новое уголовное право России: Особенная часть: Учебное пособие. М., 1996. С. 322.
Волженкин Б.В. Указ. соч. С. 273.

На наш взгляд, данное мнение являлось бы бесспорным при иной формулировке провокации взятки либо коммерческого подкупа, нежели при той, которая содержится в ныне действующем законодательстве. Собственно, суть провокации и заключается в побуждении потерпевшего совершить действия, влекущие для него негативные последствия. Только при достижении согласия служащим принять взятку провокатор сообщает об этом в правоохранительные органы. Иначе говоря, при отсутствии согласия отсутствует состав получения взятки, соответственно отсутствует и повод обращения в органы власти с якобы дискредитирующей должностное лицо информацией. Указание законодателем в формулировке ст. 304 УК РФ на “попытку передачи” потерпевшему предмета подкупа “без его согласия” существенно осложняет задачу как при толковании нормы, так и при ее применении. Исходя из содержания установленной законодателем формулировки, получается: если должностное лицо либо служащий коммерческой или иной организации вначале не соглашается принять ценности или выгоды имущественного характера, но в конечном итоге субъекту удается склонить его к принятию предмета подкупа, то это означает, что согласие все же достигнуто. Следовательно, состав провокации взятки либо коммерческого подкупа отсутствует. Благодаря такому определению провокации в ст. 304 УК РФ возникает парадоксальная ситуация, когда при успешном достижении цели провокатора – склонении служащего к совершению преступления отсутствует собственно провокация.

Если же провокацию рассматривать как имитацию, инсценировку получения незаконного вознаграждения, то при достижении согласия служащего на принятие подкупа доказательства получения взятки либо коммерческого подкупа соответствуют действительности. При этом должностное лицо либо служащий коммерческой или иной организации считается совершившим преступление, предусмотренное уголовным законодательством.

Вторая точка зрения основывается на том, что в действиях лица, склонившего служащего принять предмет незаконного вознаграждения, отсутствует состав провокации взятки либо коммерческого подкупа. Так, по мнению ряда авторов – Н. Егоровой , О.А. Мансурова , С.Н. Радачинского подобные действия следует квалифицировать как подстрекательство к получению взятки (коммерческого подкупа) по ч. 4 ст. 33 и ч. 3 ст. 204 УК РФ. На наш взгляд, правильность данной точки зрения можно подвергнуть сомнению.

Егорова Н. Указ. соч. С. 27.
Мансуров О.А. Указ. соч. С. 60.
Радачинский С.Н. Ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа: Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 1999. С. 55.

Отождествляя провокационную деятельность с подстрекательством к получению взятки (коммерческого подкупа), указанные авторы не учитывают направленность умысла виновного лица. Подстрекательство к совершению преступления обязывает учитывать как объективные, так и субъективные критерии соучастия, характерные для данной специфической формы преступной деятельности. Соучастие в преступлении должно быть только умышленным, т.е. лица, участвующие в преступной деятельности, должны быть взаимно осведомлены о совершении данного преступления, а их действия должны быть согласованны. Однако в действиях провокатора и провоцируемого отсутствует согласованность и сговор, стремления каждого из них направлены на достижение не единого, а совершенно различных результатов. Их действия, не являясь взаимосвязанными и взаимообусловленными, не образуют соучастия.

В решении данной проблемы нет единого мнения и у судей. По результатам проведенного анкетирования установлено небольшое процентное расхождение между предлагаемыми вариантами ответов. Так, 39% опрошенных привлекли бы к уголовной ответственности лицо, добившееся согласия служащего принять взятку, за дачу взятки (ст. 291 УК РФ) либо передачу коммерческого подкупа (ч. 1 ст. 204 УК РФ); 27% – за провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ст. 304 УК РФ); 20% – по совокупности за дачу взятки (ст. 291 УК РФ) и покушение на провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 30 и ст. 304 УК РФ).

В правильной квалификации действий виновного, склонившего к получению взятки или к коммерческому подкупу должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих либо иных организациях, определяющую роль играет субъективная сторона провоцирующего, цель его деятельности. При инкриминировании субъекту дачи взятки (ст. 291 УК РФ) либо передачи коммерческого подкупа (ч. 1 ст. 204 УК РФ) охватывается только объективная сторона преступления, без учета реальных намерений провоцирующего. Цель дающего взятку – совершение должностным лицом действий, относящихся к его служебным полномочиям (или воздержание от таких действий) в интересах дающего или представляемых им лиц. Цель провокатора – наступление негативных последствий для принявшего незаконное вознаграждение. В связи с тем, что формулировка ст. 304 УК РФ не подразумевает передачу должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, незаконного вознаграждения, факт дачи взятки либо коммерческого подкупа должен квалифицироваться по совокупности с тем преступлением, которое виновный намеревался совершить – провокацией взятки либо коммерческого подкупа.

В свою очередь, инкриминирование виновному только покушения на провокацию взятки либо коммерческого подкупа (ч. 3 ст. 30 и ст. 304 УК РФ) не в полной мере отражает объективную действительность, поскольку имеет место дача взятки (передача коммерческого подкупа) служащему, которая окончена в момент передачи хотя бы части денег, ценных бумаг и т.п. По аналогичному принципу должна производиться квалификация при умысле виновного похитить предмет, имеющий особую историческую или культурную ценность, когда на самом деле он таковым не является. В этом случае, в зависимости от обстоятельств дела, похитителю инкриминируется кража и покушение на хищение предметов, имеющих особую ценность.

В целях усовершенствования действующей уголовно-правовой нормы и возможности применения ее в следственно-судебной практике, а также в связи с тем, что в реальной действительности возможны случаи не только провокации получения, но и дачи незаконного вознаграждения, предлагаем новую редакцию формулировки диспозиции ст. 304 УК РФ:

Статья 304. Провокация взятки либо коммерческого подкупа.

  1. Склонение должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях, к получению денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, в целях последующего изобличения принявшего взятку либо коммерческий подкуп, а равно искусственное создание доказательств совершения преступления –
  1. Склонение должностным лицом либо лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческих или иных организациях, к даче денег, ценных бумаг, иного имущества или предоставление выгод имущественного характера, в целях последующего изобличения давшего взятку либо коммерческий подкуп, а равно искусственное создание доказательств совершения преступления –

Предлагаемая нами формулировка состава рассматриваемого преступления описывает его объективную сторону с альтернативными действиями: а) заведомое совершение действий, вызывающих получение (дачу) взятки или коммерческого подкупа; б) искусственное создание доказательств совершения преступления. Совершение любого из указанных действий является достаточным для признания наличия провокации взятки либо коммерческого подкупа.

В силу того, что на сегодняшний день под провокационными действиями помимо уговоров, угроз, советов и предложений понимаются и подкидывание денег в кабинет, автомобиль, зачисление их на лицевой счет без ведома и согласия лица, закрепление подобного рода действий в составе провокации взятки либо коммерческого подкупа считаем целесообразным.

При достижении согласия провоцируемого провокатор подлежит уголовной ответственности за провокацию взятки либо коммерческого подкупа без дополнительной квалификации по совокупности с иными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации.

Добавить комментарий