Проявление экстремизма в сети интернет и социальных сетях: информационное противодействие, правовое регулирование

ПРОФИЛАКТИКА ЭКСТРЕМИЗМА ЧЕРЕЗ СЕТЬ «ИНТЕРНЕТ»

магистрант, кафедра уголовного права, процесса и национальной безопасности, ВятГУ,

канд. юрид. наук, доцент, кафедра уголовного права, процесса и национальной безопасности, ВятГУ,

В начале 21 века мировое сообщество столкнулось с новой угрозой – экстремизм. Хотя проявления этого феномена были известны и раньше, но на законодательном уровне экстремизм стал запрещаться лишь в 2000 – х годах. Проблема борьбы с экстремистскими проявлениями имеет особое значение для такой страны, как Россия. Сосуществование различных народов, религий, культур на одной территории не всегда протекает мирно. В 2018 году на итоговом заседании коллегии МВД РФ президент В.В. Путин назвал противодействие экстремизму одной из приоритетных задач органов внутренних дел [6].

Для успешного предупреждения совершения экстремистских преступлений необходимо определить содержание самого термина «экстремизм». И. Бейтам писал, что наказание может быть более эффективным, т.е. обладать предупредительным эффектом, при условии, если учитывается правовая природа этого преступления [3, с. 26]. Законодательно понятие экстремизма закреплено как на международном уровне, так и на национальном. В Российской Федерации с 2002 года действует особый закон о противодействии экстремистской деятельности [1]. Следует отметить, что само понятие экстремизма, закреплённое в российском законодательстве, подвергается критике. Учёные указывают на смешение определений «экстремизм» и «экстремистская деятельность», в понятии не раскрывается сама сущность экстремизма, он определяется через перечень различных действий, которые также различны по степени общественной опасности.

Толковый словарь Ожегова даёт следующее определение экстремизма: «экстремизм – это приверженность к крайним взглядам и мерам (обычно в политике)» [10]. Мы предлагаем более содержательный подход к определению исследуемого феномена: экстремизм – это сложное социальное явление, выражающееся в противоправных активных или пассивных действиях, а также суждениях придерживающегося крайних взглядов и мер лица или группы лиц, направленных на изменение существующих политической и общественной систем.

В 2014 году Президентом Российской Федерации в целях уточнения положений вышеупомянутого Федерального закона от 25 июля 2002 года N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» была утверждена «Стратегия противодействия экстремизму в Российской Федерации до 2025 года» [2]. Данная Стратегия «является основополагающим документом для федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления…», который «направлен на объединение усилий указанных органов, институтов гражданского общества, организаций и физических лиц в целях пресечения экстремистской деятельности…» [2]. В указанном документе говорится о различных задачах и направлениях государственной политики в сфере противодействия экстремизму. Государство рассматривает сеть «Интернет» не только как источник распространения экстремистских идей, но и как площадку для борьбы с ними. Действительно, практически каждый современный человек проводит большую часть своего свободного время в виртуальной реальности, особенно это касается молодых людей. К тому же, именно молодое поколение подвержено каким – либо радикальным идеям, молодёжь легче склонить к совершению преступления. На данный момент существует огромное количество интернет – ресурсов, рассказывающих об экстремизме.

Например, на многих официальных сайтах управлений МВД РФ размещается информация про экстремизм. К примеру, на сайте ГУ МВД России по г. Москве представлены памятки по профилактике экстремизма [7]. Однако, обратившись к официальному интернет – ресурсу Управления МВД России по Кировской области, мы подобных разъяснений не обнаружили [11].

На наш взгляд, в профилактике совершения правонарушений главенствующая роль принадлежит образовательным учреждениям. Помимо непосредственной работы с учащимися, проводится и иная деятельность посредством размещения на сайтах школ, университетов просветительской информации об экстремизме. Так, интернет – ресурс МАОУ «СОШ №4» г. Краснокаменска Забайкальского края содержит довольно скудное количество данных об экстремизме и об ответственности за преступления такого характера [8].

Органы местного самоуправления также являются одним из важных звеньев в борьбе с экстремизмом. Если обратиться к официальным интернет – источникам о деятельности таких органов, то на них располагается общая информация об экстремизме и его профилактике [4].

Следует особо отметить один интернет – ресурс: сайт http://antiextremizm.ru [5]. «Антиэкстремизм» представляет из себя обширную базу знаний. На нём представлены научные статьи, видеоматериалы, содержит списки запрещённых материалов, перечень экстремистов и т.д. Данный сайт создан Национальным центром информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет (далее – НЦПТИ) совместно с правоохранительными органами. НЦПТИ осуществляет системный подход, целенаправленные и поступательные действия, направленные на противодействие проявлениям экстремизма и терроризма в сети Интернет. Его цель – не только мониторинг, но и активное формирование общественного мнения с использованием тех же технологий, которыми пользуются на сегодняшний день экстремисты, с целью минимизации их поддержки населением [9].

Таким образом, государство и общество используют все современные и доступные способы борьбы с проявлениями экстремизма. На сегодняшний день сеть «Интернет» является одним из главных источников получения информации. Проанализировав различные источники, выявляется их несогласованность, прослеживаются некоторые недоработки, в частности, в деятельности правоохранительных органов в виртуальной среде. Мы считаем, что на государственном уровне необходимо разработать рекомендации по профилактике экстремизма, которые бы размещались на всех официальных интернет – ресурсах правоохранительных органов и были бы доступны и понятны для всего населения. Образовательные учреждения, государственные органы, органы местного самоуправления могли бы, опираясь на официальные рекомендации, разрабатывать свои памятки по противодействию экстремизму. Мы предлагаем включить в информацию, обязательную для опубликования на официальных сайтах органов и учреждений, следующие пункты: нормативно – правовая база по противодействию экстремизму; разъяснение понятия экстремизма с точки зрения законодателя и научного сообщества; ответственность за совершение противоправных экстремистских деяний. Наибольшее внимание нужно уделить рекомендациям по профилактике экстремизма в молодёжной среде, особенно среди подростков.

Национальный центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет

Авторизация

или

Зарегистрироваться

Регистрация и авторизация на нашем сайте требуется для:

  • Обсуждения в комментариях к новостям;
  • Получение свежей информации на почту о нашем центре;
  • Информировать о противоправном контенте;
  • Получить юридическую консультацию

Зарегистрироваться

Проблемы противодействия экстремизму в сети Интернет

Развитие и массовое использование международной информационно-коммуникационной сети Интернет является общемировой тенденцией развития последнего времени. Деятельное участие большого количества не только отдельных пользователей, но и целых организаций в среде глобального информационного пространства детерминирует необходимость выработки соотносимых с текущими тенденциями развития информационно-коммуникативных технологий мер обеспечения национальной безопасности, в частности противодействию активизировавшемуся распространению идей экстремизма и терроризма.

Организаторы и участники экстремистских групп активно используют в своих целях процесс глобализации, принимая на вооружение новейшие информационные технологии, с помощью которых делают менее уязвимыми для правоохранительных органов элементы своей инфраструктуры. Создаются террористические организации, в основу построения которых заложен принцип сетевой структуры, что в свою очередь обуславливает увеличение их потенциала в современных информационно-коммуникативных условиях. Для них характерны единые центры и информационно-коммуникативные каналы, автономный способ существования входящих в сообщество периферийных преступных группировок, взаимодействующих как с центром, так и между собой [4].

Информационное пространство сети Интернет состоит из разнообразных ресурсов. Абсолютное большинство из них при этом не являются средствами массовой информации и как следствие этого становится невозможным применение норм законодательства о СМИ. Для противодействия распространению идеям экстремизма правоохранительными органами в настоящее время применяются нормы уголовного законодательства -о призывах к экстремистской деятельности (статья 280 УК РФ), возбуждении ненависти (статья 282 УК РФ), а также о публикациях, которые могут быть отнесены к деятельности экстремистского сообщества (статья 282.1 УК РФ) или запрещенной организации (статья 282.2 УК РФ) [6]. Также используются нормы Кодекса административных правонарушений – статья 20.3 «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики» и статья 20.29 «Производство и распространение экстремистских материалов» [2].

Статистика последних лет свидетельствует, что борьба с экстремизмом за последние четыре года активно стала переходить из реального мира в виртуальный. Статистика показывает, что, если в 2007 г. из 28 приговоров по ст. 280 и 282 УК только 3 приговора касались размещенных в сети материалов, то в 2008 – 14 из 45, в 2009 – 17 из 56, в 2010 – 26 из 72, а в 2011 г. приговоры по экстремизму в Интернете уже превысили число приговоров по «обыкновенным» делам: 52 из общего числа приговоров 78. В 2012 г. эта тенденция получила развитие, за первые полгода из 32 приговоров по экстремистским статьям 18 касались деятельности в Интернете [7].

Год от года увеличивается и количество интернет-ресурсов в Федеральном списке экстремистских материалов. Так в 2008 г. их было 25, в 2009 – 38, 2010 – 44, 2011 – 93, 2012 – 264, за 10 месяцев 2013 – 110, итого 574 или почти 37 % от общего количества (2122 по состоянию на 20 ноября 2013 года) [7].

В связи с этим противодействие экстремизму и терроризму в сети Интернет является одним из актуальных направлений деятельности органов государственной власти и правоохранительных органов на современном этапе. Подтверждением вышесказанному могут служить заявления и высказывания Президента РФ В. В. Путина, руководителей МВД и ФСБ России, представителей исполнительной и законодательной властей, звучавшие в течение всего 2013 г.

Так, Президент России В. В. Путин в феврале 2013 года на заседании коллегии Федеральной службы безопасности дал поручение сотрудникам ФСБ активно противодействовать пропаганде экстремизма в сети Интернет и создать единую систему защиты информационных ресурсов РФ.

При этом глава государства подчеркнул, что такие действия не будут посягать на конституционное право граждан РФ на свободу слова, так как оно «незыблемо и неприкосновенно». Однако Президент уверен, что никто не имеет права «сеять ненависть, раскачивать общество и страну, и тем самым ставить под угрозу жизнь, благополучие, спокойствие миллионов наших граждан» [5].

В марте 2013 года председатель комитета Государственной думы по информационной политике, информационным технологиям и связи А. Митрофанов заявил, что принципы борьбы с экстремизмом в Интернете и вне её будут предельно одинаковыми. «Борьба с экстремизмом в Интернете не будет сильно отличаться от борьбы с экстремизмом не в Интернете. Будет выдержан такой подход, и должны применяться такие же наказания. В настоящее время регулирование Интернета является крайне важным, в связи с постоянно растущим количеством пользователей. Однако единого подхода и текста законопроекта о регулировании Интернета пока нет, но работа в этом направлении ведётся достаточно активно» [3].

Глава ФСБ А. Бортников в июне 2013 года во время заседания Национального антитеррористического комитета назвал социальные сети и часть интернет-сайтов «своеобразным источником идей экстремизма». «Своеобразным источником идей экстремизма стала часть Интернета. В социальных сетях создаются закрытые группы, активизируется деятельность сайтов, на которых ведётся целенаправленная идеологическая обработка пользователей» [11].

В октябре 2013 года в рамках своего выступления на заседании Совета Федерации глава МВД В. Колокольцев назвал экстремистские проявления «угрозой безопасности, которой мы последовательно противодействуем. Серьёзной, вызывающей у нас обоснованное опасение, тенденцией является всё более активные стремления вовлечь в эту сферу нашу молодежь. Фиксируются и пресекаются попытки радикально настроенных личностей проникнуть в фанатскую среду, провоцировать на совершение противоправных акций».

В. Колокольцев считает, что власти государства должны активно бороться с экстремистскими группами в глобальной сети, так как сейчас Интернет является основной средой общения молодых людей. «Большое профилактическое значение будет иметь принятие проекта федерального закона, предусматривающего уголовную ответственность за совершение преступлений экстремистской направленности с использованием интернет-пространства» [8].

В будущем законе должен быть описан порядок регулирования приобретения ресурса, статус его владельцев, их обязанности и права по отношению к третьим лицам, размещающим информацию на сайте. Однако и принятие федерального закона не решит проблему в целом, так как большинство ресурсов сети при их целевой направленности на российскую аудиторию, юридически зарегистрированы за границей. В связи с этим плодотворное противодействие распространению экстремистских материалов планируемый закон может оказать только на те ресурсы сети, которые юридически и физически расположены в России. Значительное число террористических и экстремистских организаций, запрещённых на территории России и стран СНГ, абсолютно законно осуществляют свою деятельность в большинстве западных стран. Это не дает возможности для организации судебного преследования граждан, регистрирующих экстремистские сайты за рубежом и наполняющих их информацией.

Мировая практика свидетельствует, что подобные проблемы характерны не только для Российской Федерации. В условиях, когда количество так называемых проблемных сайтов уже значительно превосходит, по данным американского Центра Симона Визенталя, 2 тыс., концентрируясь не только в США и Германии, но и в таких странах, как Австрия, Швеция, Австралия, Голландия, Канада, Польша, Румыния, Россия, Словакия, Испания, Южная Африка, Украина, с особой остротой начинает ощущаться безответственность упований на доброе начало в человеческой личности и потребность в выработке механизмов правовой регламентации использования новейших информационных технологий [3].

Помимо отсутствия выстроенной нормативно-правовой базы противодействия экстремизму и терроризму в информационном пространстве также существуют проблемные вопросы технического плана:

– установление лица, разместившего в сети экстремистский или террористический материал. Современные технологии беспроводного доступа в сеть (например, Wi-Fi), имеющиеся в свободной продаже сетевые платы с динамическим IP-адресом и т. п. фактически исключают обнаружение такого лица;

– идентификация лица как автора или издателя экстремистского или террористического материала, а не просто как владельца средства вычислительной техники, посредством которого в сети был размещен материал [12].

В 2013 г. Следственный комитет России объявил тендер «на оказание услуг доступа к системе мониторинга и прогнозирования противоправных действий на основе информации из соцсетей, блогов и СМИ». Для того, чтобы осуществлять мониторинг, программистам будет необходимо разработать систему, способную анализировать сообщения пользователей «ВКонтакте», Facebook, Twitter, Livejournal, «Одноклассники», YouTube, RuTube, Instagram и Foursquare.

Аналогичными системами давно пользуются в администрации Президента. Программа позволяет обрабатывать сообщения более 40 млн русскоязычных блогов, микроблогов, форумов и социальных сетей.

Разработчики системы утверждают, что она позволяет отслеживать рост социальной напряжённости в Интернете, протестные настроения, экстремизм; обсуждение уровня цен, зарплат, пенсий, инфраструктуры, медицины и пр.

Эксперты следственного комитета объясняют необходимость создания данного механизма тем, что он предоставит возможность оперативного реагирования на возникающие угрозы и средство предотвращать преступления [8].

На сегодняшний момент основанием для введения ограничений или прекращению доступа к тому или иному интернет-ресурсу является внесение данного ресурса в «Федеральный список экстремистских материалов», либо, если ресурс является официальным сайтом организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». В этом случае Министерством юстиции всем интернет-провайдерам рассылаются соответствующие информационные письма, а также организации предоставляющей интернет-хостинг. Таким образом, если сервер, на котором находится ресурс, размещён на территории РФ, то сайт удаляется физически, либо в большинстве случаев провайдеры блокируют запросы к данному ресурсу. Однако стоит отметить, что процедура принятия решения о признании материалов или сайтов экстремистскими через суды не способствует оперативности в принятии решения, а, следовательно, не является эффективной мерой. До момента принятия решения данные материалы могут быть растиражированы на десятки и сотни других сайтов [12].

Читайте также:  Заявление о клевете в прокуратуру: как составить, образец 2020 года. Сбор доказательств и привлечение к ответственности

Подводя итог, можно сказать, что на сегодняшний день можно констатировать наличие следующих проблем в данном направлении:

– отсутствие международного нормативно-правового акта (договора, пакта, конвенции) регламентирующего взаимодействие государств в сфере противодействия экстремизму и терроризму в информационно-коммуникационном пространстве;

– несовершенство нормативно-правовой базы РФ в сфере противодействия экстремизму в сети Интернет;

– отсутствие единого органа, как на федеральном, так и на региональном уровнях, на который полностью возложена функция мониторинга информационно-коммуникационного пространства (подобные подразделения есть в большинстве силовых ведомств, но механизмы их взаимодействия и координации не отлажены);

– наличие проблемных вопросов в сфере применения технических средств.

Исходя из этого, первоочередными мерами решения вышеизложенных проблем должны стать:

– инициирование в рамках ООН разработки и принятия международного правового акта по взаимодействию в сфере противодействия экстремизму и терроризму в глобальном информационном пространстве;

– оперативная доработка законопроекта и принятие Государственной думой Федерального закона, прописывающего права, обязанности и ответственность пользователей сети Интернет на территории России;

– создание единого федерального органа (подразделения в структуре одного из силовых ведомств), его территориальных отделений наделённого полномочиями и оснащённого новейшими техническими средствами для мониторинга и анализа информации сети Интернет, в частности, на предмет проявлений экстремизма.

1. Глава ФСБ: Интернет остается источником идей экстремизма. URL: http://www.itar-tass.com/glavnie-novosti/606729 (дата обращения:12.02.2014).

2. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ // Справочно-правовая система «Консультант Плюс».

3. МВД предлагает ввести уголовную ответственность за экстремизм в Сети. URL: http://nnm.me/blogs/aleeks1/mvd (дата обращения: 7.02.2014).

4. Принципы борьбы с экстремизмом в сети и вне ее будут одинаковыми. URL: http:// www.securitylab.ru/news (дата обращения: 28.01.2014).

5. Путин призвал ФСБ уделять больше внимания интернету. URL: http://www. securitylab.ru/news (дата обращения: 20.01.2014).

6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 № 63-ФЗ // Справочноправовая система «Консультант Плюс».

7. Федеральный список экстремистских материалов. Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации. URL: http://minjust.ru/extremist-materials (дата обращения: 12.02.2014).

8. Эксперты СК России будут следить за СМИ и соцсетями. URL: http://www.securitylab. ru/news/440616.php (дата обращения: 3.02.2014).

9. Мельникова Д. П. Правовое регулирование экстремистской деятельности в сети Интернет. URL: http://www.scienceforum.ru/2013/151/2191 (дата обращения: 4.02.2014).

10. Соболев В. Противодействовать идеологии терроризма. URL: http://i-r-p.ru/page (дата обращения: 6.02.2014).

11. Основные проблемы уголовно-правовой оценки проявлений экстремизма и терроризма. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_21_16.htm (дата обращения: 3.02.2014).

12. Функционально возможные инструментальные средства противодействия распространению идей экстремизма и терроризма в сети Интернет на территории РФ. URL: http://www.bibliofond.ru/view (дата обращения: 7.02.2014).

Источник: Троегубов Ю. Н. Проблемы противодействия экстремизму в сети Интернет // Гуманитарный вектор. Серия: История, политология. – 2014. – №3 (39). – С. 143–147.

Проблемы противодействия экстремизму в сети Интернет

Аннотация: В XXI веке с развитием технологий развиваются варианты и способы совершения преступлений. Интернет-преступления совершаются в различных сферах общественной жизни, и уже не являются новостью для современного мира, однако в Российской Федерации данная категория преступлений до сих пор вызывает большие вопросы. В связи с событиями, происходящими в мире государство взячо направление на борьбу с терроризмом и экстремизмом в любых его проявлениях, не осталось без внимания то, что информационно-коммуникационная сеть Интернет активно используется для размещения экстремистских материалов. Используя глобачьную сеть Интернет и возможности компьютерной коммуникации, идеологи экстремистских движений и групп активно воздействуют на сознание граждан и, в первую очередь, молодежи. В 2013-2014 гг. была отмечена необходимость ужесточения действующего законодательства и мер репрессивного характера для лиц, совершающих правонарушения с использованием сети Интернет, а также создание развитой, адекватной системы профилактики и предупреждения преступлений данной категории. В статье предпринята попытка проанализировать существующую ситуацию в этой сфере.

Ключевые слова: борьба с экстремизмом, сеть Интернет, компьютерные преступления.

Развитие и массовое использование международной информационно-коммуникационной сети Интернет является общемировой тенденцией развития последнего времени. Деятельное участие большого количества не только отдельных пользователей, но и целых организаций в среде глобального информационного пространства детерминирует необходимость выработки соотносимых с текущими тенденциями развития информационно-коммуникативных технологий мер обеспечения национальной безопасности, в частности противодействию активизировавшемуся распространению идей экстремизма и терроризма. Несмотря на то, что в настоящее время появляется достаточно большое количество работ, посвященных расследованию и предотвращению компьютерных преступлений, а также их отдельных видов, или преступлений, совершенных с использованием аппаратных средств [1, с. 25-31], расследованию преступлений экстремисской направленности в сети Интернет не уделено должного внимания.

Организаторы и участники экстремистских групп активно используют в своих целях процесс глобализации, принимая на вооружение новейшие информационные технологии, с помощью которых делают менее уязвимыми для правоохранительных органов элементы своей инфраструктуры.

Создаются террористические организации, в основу построения которых заложен принцип сетевой структуры, что в свою очередь обуславливает увеличение их потенциала в современных информационнокоммуникативных условиях. Для них характерны единые центры и информационно-коммуникативные каналы, автономный способ существования входящих в сообщество периферийных преступных группировок, взаимодействующих как с центром, так и между собой.

Информационное пространство сети Интернет состоит из разнообразных ресурсов. Абсолютное большинство из них при этом не являются средствами массовой информации и как следствие этого становится невозможным применение норм законодательства о СМИ.

Для противодействия распространению идеям экстремизма правоохранительными органами в настоящее время применяются нормы уголовного законодательства – о призывах к экстремистской деятельности (статья 280 УК РФ), возбуждении ненависти (статья 282 УК РФ), а также о публикациях, которые могут быть отнесены к деятельности экстремистского сообщества (статья 282.1 УК РФ) или запрещенной организации (статья 282.2 УК РФ) и наконец публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (статья 205.2 УК РФ) или содействие террористической деятельности (статья 205.1 УК РФ) [2; 7].

Также используются нормы Кодекса об административных правонарушениях – статья 20.3 «Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики» и статья 20.29 «Производство и распространение экстремистских материалов» [3].

Статистика последних лет свидетельствует, что борьба с экстремизмом за последние годы активно стала переходить из реального мира в виртуальный. Статистика показывает, что, если в 2007 г. из 28 приговоров по ст. 280 и 282 УК только 3 приговора касались размещенных в сети материалов, то в 2008-14 из 45, в 2009-17 из 56, в 2010- 26 из 72, а в 2011 г. приговоры по экстремизму в Интернете уже превысили число приговоров по «обыкновенным» делам: 52 из общего числа приговоров 78. В 2012 г. эта тенденция получила развитие, за первые полгода из 32 приговоров по экстремистским статьям 18 касались деятельности в Интернете [4].

Год от года увеличивается и количество интернет ресурсов в Федеральном списке экстремистских материалов. Так в 2008 г. их было 25, в 2009-38, 2010-44, 2011-93, 2012-264, за 10 месяцев 2013-110, итого 574 или почти 37% от общего количества (2122 по состоянию на 20 ноября 2013 года) [5].

В связи с этим противодействие экстремизму и терроризму в сети Интернет является одним из актуальных направлений деятельности органов государственной власти и правоохранительных органов на современном этапе. Никто не вкладывает смысл, например, в сами слова репост или лайк. Все законы в Российской Федерации прямолинейны и не гибки, не считаны на конкретное действие. Закон, касающийся данных преступлений не должен быть таким. Не должно происходить того к чему пришли сейчас. Сказали бороться и начали всех без разбора судить по одной аналогии, но каждый случай индивидуален. Именно поэтому сейчас отменяют такое количество приговоров по этим статьям. Сначала осудили, но только потом начали разбираться [6].

В будущем законе должен быть описан порядок регулирования приобретения ресурса, статус его владельцев, их обязанности и права по отношению к третьим лицам, размещающим информацию на сайте. Однако и принятие федерального закона не решит проблему в целом, так как большинство ресурсов сети при их целевой направленности на российскую аудиторию, юридически зарегистрированы за границей. В связи с этим плодотворное противодействие распространению экстремистских материалов планируемый закон может оказать только на те ресурсы сети, которые юридически и физически расположены в России [9].

Значительное число террористических и экстремистских организаций, запрещённых на территории России и стран СНГ, абсолютно законно осуществляют свою деятельность в большинстве западных стран. Это не дает возможности для организации судебного преследования граждан, регистрирующих экстремистские сайты за рубежом и наполняющих их информацией.

Мировая практика свидетельствует, что подобные проблемы характерны не только для Российской Федерации. Помимо отсутствия выстроенной нормативно-правовой базы противодействия экстремизму и терроризму в информационном пространстве также существуют проблемные вопросы технического плана [10]:

  • – установление лица, разместившего в сети экстремистский или террористический материал. Современные технологии беспроводного доступа в сеть (например, Wi-Fi), имеющиеся в свободной продаже сетевые платы с динамическим IP-адресом и т. п. фактически исключают обнаружение такого лица;
  • – идентификация лица как автора или издателя экстремистского, или террористического материала, а не просто как владельца средства вычислительной техники, посредством которого в сети был размещен материал.

В 2013 г. Следственный комитет России объявил тендер «на оказание услуг доступа к системе мониторинга и прогнозирования противоправных действий на основе информации из соцсетей, блогов и СМИ». Для того, чтобы осуществлять мониторинг, программистам будет необходимо разработать систему, способную анализировать сообщения пользователей «ВКонтакте», Facebook, Twitter, Livejournal, «Одноклассники», YouTube, RuTube, Instagram и Foursquare. Аналогичными системами давно пользуются в администрации Президента. Программа позволяет обрабатывать сообщения более 40 млн. русскоязычных блогов, микро-блогов, форумов и социальных сетей. Разработчики системы утверждают, что она позволяет отслеживать рост социальной напряжённости в Интернете, протестные на строения, экстремизм; обсуждение уровня цен, зарплат, пенсий, инфраструктуры, медицины и пр [9].

Эксперты следственного комитета объясняют необходимость создания данного механизма тем, что он предоставит возможность оперативного реагирования на возникающие угрозы и средство предотвращать преступления.

На сегодняшний момент основанием для введения ограничений или прекращению доступа к тому или иному интернет-ресурсу является внесение данного ресурса в «Федеральный список экстремистских материалов», либо, если ресурс является официальным сайтом организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О противодействии экстремистской деятельности». В этом случае Министерством юстиции всем интернет- провайдерам рассылаются соответствующие информационные письма, а также организации предоставляющей интернет-хостинг [11].

Таким образом, если сервер, на котором находится ресурс, размещён на территории РФ, то сайт удаляется физически, либо в большинстве случаев провайдеры блокируют запросы к данному ресурсу. Однако стоит отметить, что процедура принятия решения о признании материалов или сайтов экстремистскими через суды не способствует оперативности в принятии решения, а, следовательно, не является эффективной мерой. До момента принятия решения данные материалы могут быть растиражированы на десятки и сотни других сайтов.

Подводя итог, можно сказать, что на сегодняшний день можно констатировать наличие следующих проблем в данном направлении:

  • – отсутствие международного нормативно-правового акта (договора, пакта, конвенции) регламентирующего взаимодействие государств в сфере противодействия экстремизму и терроризму в информационно-коммуникационном пространстве;
  • – несовершенство нормативно-правовой базы РФ в сфере противодействия экстремизму в сети Интернет;
  • – отсутствие единого органа, как на федеральном, так и на региональном уровнях, на который полностью возложена функция мониторинга информационно-коммуникационного пространства (подобные подразделения есть в большинстве силовых ведомств, но механизмы их взаимодействия и координации не отлажены);
  • – наличие проблемных вопросов в сфере применения технических средств.

Исходя из этого, первоочередными мерами решения вышеизложенных проблем должны стать:

  • – инициирование в рамках ООН разработки и принятия международного правового акта по взаимодействию в сфере противодействия экстремизму и терроризму в глобальном информационном пространстве;
  • – оперативная доработка законопроекта и принятие Государственной думой Федерального закона, прописывающего права, обязанности и ответственность пользователей сети Интернет на территории России;
  • – создание единого федерального органа (подразделения в структуре одного из силовых ведомств), его территориальных отделений наделённого полномочиями и оснащённого новейшими техническими средствами для мониторинга и анализа информации сети Интернет, в частности, на предмет провлений экстремизма.
  • 1. Дикова Н.В. Криминалистическая характеристика и криминалистическая классификация преступлений, совершенных с использованием электронных платежных средств и систем // Монография. – Оренбург: ОГИМ, 2010. – 121 с.
  • 2 Глава ФСБ: Интернет остается источником идей экстремизма. URL: http://www.itartass.com/glavnie-novosti/606729 (дата обращения:
  • 12.04.2017) .
  • 3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях 30 декабря 2001 года №195-ФЗ // Справочно-правовая система «Консультант Плюс».
  • 4. МВД предлагает ввести уголовную ответственность за экстремизм в Сети. URL: http://nnm.mc/blogs/aleeksl/mvd (дата обращения:
  • 12.04.2017) .
  • 5. Принципы борьбы с экстремизмом в сети и вне ее будут одинаковыми. URL: http:// www.securitylab.ru/news (дата обращения: 12.04.2017).
  • 6. Путин призвал ФСБ уделять больше внимания интернету. URL: http://www. securitylab.ru/ncws (дата обращения: 12.04.2017).
  • 7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 №63- ФЗ // Справочно- правовая система «Консультант Плюс».
  • 8. Федеральный список экстремистских материалов. Официальный сайт Министерства юстиции Российской Федерации. URL: http://minjust.ru/extremist-materials (дата обращения: 12.04.2017).
  • 9. Эксперты СК России будут следить за СМИ и соцсетями. URL: http://www.securitylab. ru/news/440616.php (дата обращения: 12.04.2017).
  • 10. Мельникова Д. П. Правовое регулирование экстремистской деятельности в сети Интернет. URL: http://www.scienceforum.ru/2013/151/2191 (дата обращения: 12.04.2017).
  • 11. Соболев В. Противодействовать идеологии терроризма. URL: http://i-r-p.ru/page (дата обращения: 12.04.2017).
  • 12. Основные проблемы уголовно-правовой оценки проявлений экстремизма и терроризма. URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_21_16.htm (дата обращения: 12.04.2017).
  • 13. Функционально возможные инструментальные средства противодействия распространению идей экстремизма и терроризма в сети Интернет на территории РФ. URL: http://www.bibliofond.ru/view (дата обращения: 12.04.2017).

correspondence student, Samara University

Problems of counteraction to extremism on the internet

Abstract: In the XXI century with the development of technologies, the development of options and ways of committing crimes. Internet crimes are committed in various spheres of public life, and are no longer news to the modern world, however, in the Russian Federation this category of crimes still raises big questions. In connection with the events occurring in the world, the state took the direction of the fight against terrorism and extremism in all its manifestations, does not remain without attention the fact that information and communication the Internet is actively used for the placing of extremist materials. Using a global network of Internet & computer communication, the ideologists of extremist movements and groups actively influence the consciousness of citizens and, first and foremost, young people. In 2013-2014, he noted the need to strengthen existing legislation and repressive measures for persons who commit crimes using the Internet, as well as the creation of a modern, adequate system for the prevention and the prevention of crimes of this category. The article attempts to analyze the existing situation in this sphere.

Читайте также:  Присвоение денежных средств: статья УК РФ, ответственность, растрата бюджетных средств должностным лицом, размер штрафа

Key words: fight against extremism, the Internet, computer crimes.

Пашкова Алла Игоревна,

магистрант первого года обучения, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Самарский национальный исследовательский университет им. академика С.П.Королева

Проявление экстремизма в сети интернет и социальных сетях: информационное противодействие, правовое регулирование

На данном этапе развития российского общества вопрос о противодействии экстремизму стал одним из наиболее актуальных. При этом, как любое социальное явление, он неоднозначен и требует внимательного рассмотрения. С одной стороны, любые экстремистские действия дистабилизируют обстановку в обществе и могут привести в итоге к конфронтации и даже человеческим жертвам (например, когда мы говорим о терроризме). В связи с этим вполне объяснимо стремление государства обезопасить себя от подобных явлений всеми доступными методами. Основным из таких методов является издание соответствующих законов, что значительно облегчает борьбу с неугодными организациями. С другой стороны, любой закон – это продукт творчества группы людей, которым свойственно ошибаться. При выполнении законов они могут быть неправильно (специально или нет) интерпретированы, что приводит к давлению на общество и закрытию организаций, никоим образом с экстремизмом не связанных. Прежде всего, следует сказать, что теоретические вопросы, связанные с определением понятия «экстремизм» рассматриваются в отечественной и зарубежной науке довольно долго и подробно, существует множество точек зрения и определений. Мы в своей работе обращаемся к формулировкам, взятым из толкового и политического словарей, используем работы С.Н. Фридинского, С.А. Воронцова, О.А. Русановой, А.Г. Залужного и т.д. Как известно, интернет по праву считается особой властью и чрезвычайно влияют на формирование общественного сознания. Соответственно, государство (при существовании установки на свободу слова) стремится так или иначе контролировать его деятельность. В нынешнем обществе именно информация играет основополагающую роль в определении курса общественного развития. Информационные войны ведутся столь же активно и изощренно, как и войны территориальные. Причем сначала подготавливается информационное поле, а потом начинаются активные действия «на местности». Именно поэтому экстремистские организации стараются как можно обширнее использовать ресурсы сети интернет, позволяющие им получить непосредственный доступ к умам граждан, особенно молодежи, для которой сеть Интернет часто является источником, воспринимаемым как достоверный и объективный. В связи с этим государство старается законодательно регулировать деятельность в сети интернет, чтобы не допустить распространение опасной информации и благоприятно влиять на общество. Именно вопросам законодательного регулирования деятельности в сети интернет в свете борьбы с экстремизмом и посвящена данная курсовая работа. Мы опираемся на исследования М.А. Шишкиной, С.В. Горовой, Е.С. Гладковской, А.В. Кураева, Э. Ламбета и др. Также приводим выдержки из основных законов РФ, касающихся противодействия экстремизму. Целью нашего исследования является исследование правового механизма противодействия экстремизму в сети интернет. Достижению данной цели сопутствует выполнение ряда задач: 1) уяснение понятия экстремизм и ограничение его от иных схожих понятий 2) проведение анализа российского законодатель ста по борьбе с экстремизмом 3) анализ применения правовых норм по борьбе с экстремизмом в сети интернет. Предметом исследования являются правовые нормы в сфере противодействия экстремизму, практика их применения. Объект исследования – экстремизм как политико-социальное явление. В исследовании используются как теоретические методы (сбор и анализ информации, касающейся антиэкстремистского законодательства), так и эмпирические (при анализе ситуаций реализации законов в современном российском обществе).

Современное общество характеризуется наличием сверхскоростных систем передачи сообщений, информации. Всемирная информационная сеть Интернет позволяет индивидам, группам, общностям обмениваться информацией в любое время суток, в любом регионе, что свидетельствует о снятии пространственно-временных границ. Положительной стороной данного явления является возможность интеллектуального развития, самообразования, ведения бизнеса. Однако есть и отрицательные аспекты, таки как, например, использование достижений научно-технического прогресса антисоциальными элементами социума. При этом в настоящее время крайне слабо развито научное прогнозирование угроз и рисков, связанных со сферой социального управления, в правоохранительной системе. В связи с этим возникает необходимости уделить повышенное внимание особенностям глобального информационного общества, его системообразующим элементам, а также определенным коммуникационным структурам и явлениям, в совокупности детерминирующим рост угроз информационного экстремизма, а также информации, способствующей возникновению феномена готовности к экстремистской деятельности (экс-тремпарантности). Процесс глобализации активно используется организаторами и участниками экстремистских групп, которые принимают на вооружение новейшие информационно-коммуникационные технологии, делающих менее уязвимыми для правоохранительных органов элементы их инфраструктуры. Увеличивается потенциал террористических организаций в современных информационных условиях, в основу построения которых заложен принцип сетевой структуры. Кроме этого, одной из проблем является недостаточное нормативно-правовое регулирование в рамках международного взаимодействия государств в сфере противодействия экстремизму и терроризму в информационно-коммуникационном пространстве. Также различные государства избирают отличные друг от друга подходы к нормативно-правовому регулированию антиэкстремистской деятельности, что не способствует эффективному сотрудничеству в борьбе с экстремизмом в сети Интернет. Вместе с тем, существуют проблемные вопросы технического плана. Возникают трудности с идентификацией лица в качестве автора или издателя экстремистского или террористического материала, так как типичным примером является идентификация лица, просто как владельца средства вычислительной техники, посредством которого в сети был размещен материал. Важно также учитывать, что в сети Интернет информация экстремистского содержания может содержаться в различной форме: текстуальной и графической (рисунки, фотографии, видеоизображения и т. д.). Анализируя следственную практику, можно сделать вывод о том, что к проведению судебных лингвистических экспертиз часто привлекаются авторитетные ученые филологи, не являющиеся сотрудниками специализирующихся на данной экспертизе государственных учреждений. Основу их выводов составляют непроверенные версии, гипотезы, субъективные мнения, которые могут быть подходящими в сфере научных изысканий, но не приемлемы в качестве выводов экспертизы. Таким образом, современные реалии позволяет заметить потребность в жестких мерах по пресечению экстремистских действий в сети Интернет. Информационные экстремисты хорошо оснащены в техническом и технологическом плане, также осознают возможность безнаказанности своих действий в силу сложности установления автора экстремистских материалов. Вследствие этого необходимо комплексный подход, включающий усилия ученых, общественности, силовых структур и администраций всех уровней для решения проблемы противодействия экстремизму в сети интернет.

Нормативно-правовые акты: Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 03.03.2014, N 9, ст. 851 “Уголовный кодекс Российской Федерации” от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 06.07.2016)// “Собрание законодательства РФ”, 17.06.1996, N 25, ст. 2954 “Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях” от 30.12.2001 N 195-ФЗ (ред. от 06.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 03.10.2016)// “Собрание законодательства РФ”, 07.01.2002, N 1 (ч. 1), ст. 1. Федеральный закон от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) “Об оперативно-розыскной деятельности”// “Собрание законодательства РФ”, 14.08.1995, N 33, ст. 3349 Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ (ред. от 23.11.2015) “О противодействии экстремистской деятельности”// “Собрание законодательства РФ”, 29.07.2002, N 30, ст. 3031 Федеральный закон от 06.10.2003 N 131-ФЗ (ред. от 03.07.2016) “Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации”// “Собрание законодательства РФ”, 06.10.2003, N 40, ст. 3822 Федеральный закон от 06.03.2006 N 35-ФЗ (ред. от 06.07.2016) “О противодействии терроризму”// “Собрание законодательства РФ”, 13.03.2006, N 11, ст. 1146 Указ Президента РФ от 28.10.1992 N 1308 “О мерах по защите конституционного строя Российской Федерации”// “Собрание актов Президента и Правительства РФ”, 02.11.1992, N 18, ст. 1458. Утратил силу 25.01.1993 Указ Президента РФ от 03.10.1993 N 1575 “О введении чрезвычайного положения в городе Москве»// “Собрание актов Президента и Правительства РФ”, 04.10.1993, N 40, ст. 3748 Указ Президента РФ от 23.03.1995 N 310 (ред. от 03.11.2004) “О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации” Указ Президента РФ от 27 октября 1997 г. N 1143 “О Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию политическому экстремизму в Российской Федерации” (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Указ Президента РФ от 15.02.2006 N 116 (ред. от 26.12.2015) “О мерах по противодействию терроризму” (вместе с “Положением о Национальном антитеррористическом комитете”)// “Собрание законодательства РФ”, 20.02.2006, N 8, ст. 897 Указ Президента РФ от 12.05.2009 N 537 (ред. от 01.07.2014) “О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года” Международные акты: Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.)// “Российская газета”, N 67, 05.04.1995, Декларация о мерах по ликвидации международного терроризма. Принята резолюцией 49/60 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1994 года Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS N 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.) (с изм. и доп. от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января 1990 г., 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г.)// Собрание законодательства Российской Федерации от 8 января 2001 г., N 2, ст. 163 “Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма” (CETS N 196) [рус., англ.]. (Заключена в г. Варшаве 16.05.2005) (с изм. от 22.10.2015)// Собрание законодательства РФ. 18 мая 2009 г. N 20. Ст. 2393 “Европейская конвенция о пресечении терроризма” (ETS N 90) [рус., англ.] (Заключена в г. Страсбурге 27.01.1977) (с изм. от 15.05.2003)// Собрание законодательства РФ. 20 января 2003 г. N 3. Ст. 202 Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом. Принята резолюцией 52/164 Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1997 года Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 16 декабря 1966 г.)// “Ведомости Верховного Совета СССР”, 1976 г., N 17, ст. 291 “Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма” (Заключена в г. Нью-Йорке 09.12.1999)// “Бюллетень международных договоров”, N 5, 2003 Научная и учебная литература: Актуальные проблемы правотворчества и правоприменительной деятельности: международная научно-практическая конференция, посвящается 90-летию Иркутского государственного университета и Юридического института ИГУ (Иркутск, 5 апреля 2008 г.). Тезисы докладов / Отв. ред.: Шишкина Н.Э. – Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 2008. – 357 c. Актуальные проблемы правоприменительной и правоохранительной деятельности в современных условиях: Материалы VIII Международной научно-практической конференции, г. Новочеркасск, 26 апреля 2010 г. / Отв. ред.: Низовцев В.В. – Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2010. – 105 c. Актуальные проблемы уголовной ответственности за преступления против правосудия: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Специальность 12.00.08 – Уголовное право и криминология; Уголовно-исполнительное право /С. А. Денисов ; МВД России. Санкт-Петербургский университет. – СПб.,2002. 310 с. Варанкина Ю.С., Ларичев В.Д., Скудин А.С. Понятие, признаки и сущность экстремизма // Библиотека криминалиста. Научный журнал. – М.: Юрлитинформ, 2011, № 1. – С. 251-263

Гладышев В., «Социальные сети как инструмент для пропаганды экстремизма». Национальный Центр информационного противодействия терроризму и экстремизму в образовательной среде и сети Интернет. г. Ростов-на-Дону

Пожалуй, сейчас очень сложно найти человека, не знакомого с термином «социальная сеть». Технически, социальная сеть является объединением группы людей на одной Интернет-платформе, позволяющей пользователю загружать свой контент и обмениваться им с другими пользователями. Возможности общения пользователей по публикации и обмену контентом отличают социальные сети от других Интернет-ресурсов. Немаловажной чертой социальных сетей является высокий уровень интерактивности, при котором скорость обмена контентом и скорость общения зачастую не уступают общению вне сети.

Как указывалось выше, Интернет-пользователи объединяются в социальную сеть на базе специального Интернет-ресурса. Интерфейс социальной сети предусматривает регистрацию участника, предоставляет участнику возможность наполнять ресурс своим контентом в свободном режиме, вести блоги, которые также свободно могут комментироваться другими участниками социальной сети. Большая часть социальных сетей располагают инструментами чатов, где участники могут общаться в реальном времени.

Особенности распространения информации в социальных сетях определяют их значение, которое трудно переоценить. Информация может распространяться как новостная рассылка от сообщества, в котором состоит пользователь социальной сети, так и непосредственно от пользователя к пользователю, что и обуславливает скорость ее распространения. С психологической точки зрения пользователь воспринимает свою страницу как некое личное пространство, что обусловлено особенностями социальных сетей, такими как самостоятельный выбор пользователем круга общения и фильтрация контента посредством членства в интересных пользователю сообществах. Именно из-за этой персонализации, доверие пользователя социальной сети к получаемой информации априори выше, чем к информации, получаемой из других источников, таких как федеральные СМИ и даже Интернет-СМИ.

В настоящее время социальные сети зачастую действуют в симбиозе с традиционными СМИ, играя роль распределителя готового контента. Помимо распределительной функции, социальные сети зачастую исполняют роль информагентства, предоставляя СМИ информацию, на основании которой и создается готовый новостной и аналитический контент. В качестве примера можно отметить частое появление роликов с видеохостинга Youtube.com в новостных и аналитических передачах центральных телеканалов. В будущем вероятно появление своих медиа-проектов на базе социальных сетей, таких как аналитическая периодика и даже полноценные сетевые информационные агентства.

Естественно, что столь мощный медийный инструмент имеет свою специфику и может быть использован для публикации материалов экстремистской направленности. При этом традиционные инструменты регулирования и фильтрации контента бывает сложно использовать. Если новостное Интернет-издание публикует материал экстремистской направленности, то у государства есть эффективные рычаги воздействия в виде УК РФ и единого списка экстремистских материалов, посредством которых можно достаточно оперативно ограничить доступ Интернет-пользователей к вышеуказанным материалам, а в некоторых случаях даже ограничить доступ к самому сайту, на котором они опубликованы. Социальные сети контролировать гораздо сложнее, нежели обыкновенные Интернет-сайты. Российская социальная сеть «Вконтакте», по заявлениям ее пресс-службы, активно сотрудничает с органами внутренних дел в плане удаления экстремистских материалов, поиска пропавших без вести людей и прочим направлениям, но, несмотря на это, сеть изобилует группами, которыми ведется открытая пропаганда религиозного экстремизма и фундаментализма, группами, размещающими материалы, которые можно причислить к политическому экстремизму, например, выступающими за нарушение территориальной целостности РФ. Однако данные группы остаются без внимания и если группу, выступающую, к примеру, за выход Сибири из состава РФ, теоретически можно закрыть по предписанию прокуратуры, то с группами, ведущими пропаганду религиозного экстремизма, дело обстоит сложнее. Несмотря на достаточно широкое определение понятия экстремизма в УК РФ, публикуемые материалы не признаются экстремистскими в ходе экспертиз, либо они о них не становится вовремя известно внутренним органам.

Зарубежные социальные сети находятся вне поля российского законодательства, потому фактически они являются открытой площадкой для публикации материалов экстремистской направленности. Однако следует отметить, что и российская аудитория этих сетей гораздо меньше аудитории у российских социальных сетей и пропаганда в них не особо эффективна в отношении наших сограждан.

Пропаганда экстремизма в социальных сетях, помимо особенностей, изложенных выше, имеет свою специфику. Ввиду того, что в социальных сетях часто указывается личная информация, возможно целенаправленное распространение материалов, реклама групп, например, для определенной возрастной группы пользователей для оказания максимального на них влияния. Для религиозного экстремизма в качестве примера можно рассмотреть возрастной состав любой группы, пропагандирующей религиозный фундаментализм. Средний возраст подписчиков невысок, более половины составляет молодежь до 18 лет, что и представляет благодатную почву для продвижения идей религиозного экстремизма из-за внушаемости данной группы лиц.

Читайте также:  Статья 12.1.1 КоАП РФ: что грозит за отсутствие свидетельства о регистрации автомобиля в ГИБДД и обязательно ли проходить техосмотр?

Пропаганда политического экстремизма также имеет свою специфику. Помимо информационной функции социальные сети могут выполнять и функции по организации и координации массовых акций, имеющих своей целью открытую конфронтацию законно избранной власти.

Для эффективной борьбы с пропагандой экстремизма в социальных сетях необходимо наличие действенного механизма по осуществлению непрерывного мониторинга и оперативного блокирования вредоносного контента и принятия мер в рамках законодательства РФ в отношении лиц, распространяющих данный контент. Все это следует проводить строго в соответствии с действующим законодательством РФ для недопущения нарушения прав и свобод граждан страны.

Сейчас можно говорить о том, что такой механизм мониторинга отсутствует, как в отношении политического экстремизма, так и в отношении проявлений религиозного экстремизма и фундаментализма. Зачастую требуется незамедлительно ограничить доступ пользователей социальных сетей к контенту, содержащему призывы к экстремистским действиям, однако для этого требуется дождаться окончания официальной процедуры по признанию его экстремистским, т.е. решения суда и внесения страницы в единый реестр экстремистских сайтов. Но данная процедура не должна становиться элементом цензуры, нарушая конституционные права граждан РФ.

С другой стороны блокировка с технической точки зрения должна осуществляться корректно, уже имели место случаи, когда из-за наличия контента, признанного экстремистским, блокировались видеохостинг Youtube.com и социальная сеть facebook.com. Имели место факты блокировки некоторых серверов google, что создало неудобства всем российским пользователям почты gmail, так как заблокированный сервер отвечал за вложенные документы в почте.

В итоге мы сталкиваемся со сложной проблемой: уместно ли блокировать доступ пользователей ко всей социальной сети, если там имеется небольшое количество материалов, признанных экстремистскими, лишая законопослушных пользователей доступа к ресурсу, которым они пользуются? Очевидно, что необходимо развивать взаимодействие на основе действующего законодательства РФ с руководством социальных сетей для блокировки конкретного пользователя, распространяющего экстремистские материалы, блокировки экстремистских групп в рамках социальной сети, так как это не допустит полную блокировку ресурса из-за наличия там вышеуказанных материалов. Для этого и необходимо развивать систему мониторинга социальных сетей. Несмотря на усилия правоохранительных органов по выявлению и блокировке экстремистского контента, в российских социальных сетях до сих пор не составляет никакого труда отыскать группы и отдельных пользователей, выступающих за нарушение территориальной целостности Российской Федерации, либо сообщества религиозных фундаменталистов, ведущих там открытую пропаганду и призывы к убийствам людей иной веры. Причем некоторые из них существуют уже не один год, однако никаких активных действий по их блокированию не предпринимается.

Если установить экстремистскую направленность в случае сообществ, где звучат прямые призывы к свержению действующей власти, достаточно просто и сомнений в выводах экспертизы практически нет, то в случае пропаганды религиозного экстремизма все гораздо сложнее, так как пропаганда ведется в существующих группах, посвященных вопросам религии. Также дополнительные сложности создает тесная связь религиозного фундаментализма и религии, в рамках которой действует данное течение.

В качестве примера можно привести ваххабизм: ваххабистская литература является незаконной и изымается, однако на появление литературы, фото и видеоматериалов в социальных сетях правоохранительные органы зачастую просто не успевают реагировать, не получая вовремя информацию о наличии данных материалов в Сети. Понятно, что при необходимости можно приостановить деятельность той или иной группы, содержащей соответствующие материалы, однако не совсем ясно как быть с «мягкой» пропагандой фундаменталистких религиозных течений, которая не нарушает правил социальных сетей и законодательства РФ, служащей для того, чтобы заинтересовать как можно большую массу людей в идеях фундаменталистов.

В итоге можно сделать вывод о том, что для российского Интернет-пространства необходимо наличие структур, которые могут успешно осуществлять мониторинг социальных сетей и своевременно информировать правоохранительные органы о фактах пропаганды политического и религиозного экстремизма. Это позволит существенно повысить эффективность по противодействию экстремизму, не давая заинтересованным лицам вести пропаганду и распространение экстремистских материалов.

Особенности реализации российской государственной информационной политики противодействия экстремизму и терроризму в сети Интернет

политология

  • Усманова Эльвира Зинуровна , магистр, студент
  • Башкирская академия государственной службы и управления при Главе Республики Башкортостан
  • ИГИЛ
  • СЕТЬ ИНТЕРНЕТ
  • ЭКСТРЕМИЗМ И ТЕРРОРИЗМ
  • ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА
  • РЕВИЗОР
  • СИСТЕМА

Похожие материалы

Экстремизм и терроризм на сегодняшний день является одним из наиболее сложных социально-политических проблем современного российского общества. Это связано в первую очередь, с многообразием экстремистских и террористических проявлений, которые оказывают дестабилизирующее влияние на социально-политическую обстановку в стране.

В 2014 году всемирное интернет-сообщество столкнулось с массовой информационной угрозой со стороны экстремистских и террористических организаций. Спецификой сети Интернет является то, что большей частью повседневной аудитории онлайн-ресурсов считаются люди моложе 30 лет, а публика социальных сетей — это молодые ребята в возрасте от 14 до 20 лет, то есть ученики школ и институтов.

Молодежь привлекают анонимность и масштабность сети Интернет, отсутствие как таковых социальных, нравственных и даже государственных границ. По этой причине Интернет стал, в том числе, и эффективным инструментом пропаганды террористической и экстремистской деятельности.

В 2015 году источниками глобальной экстремистской и террористической пропаганды стали ресурсы, поддерживающие идеологию «Исламского государства Ирака и Леванта» или просто ИГИЛ. Для вербовки и сотворения привлекательного вида террористических организаций применяются буквально все известные социальные сети и ресурсы: «ВКонтакте», «Youtube», «Facebook», «Instagram», «Twitter».

Успешная военная кампания ИГИЛ сопровождается огромной по масштабам пропагандистской кампанией в онлайн-пространстве: ИГИЛ ведут трансляции боевых действий в «Twitter», выкладывают снимки своих жертв в «Instagram» и оперативно сообщают новости своим подписчикам в «Facebook».

В 2016 году Роскомнадзор в сети Интернет зафиксировал 12,6 тысяч сайтов или указателей страниц, пропагандирующих деятельность данной структуры. В то время как в 2015 году число страниц в сети Интернет данной организации не превышало отметки 1500 сайтов.

Согласно Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г. «главными направлениями государственной политики в сфере обеспечения государственной и общественной безопасности на долгосрочную перспективу должны стать усиление роли государства в качестве гаранта безопасности личности, прежде всего детей и подростков, совершенствование нормативного правового регулирования предупреждения и борьбы с преступностью, коррупцией, терроризмом и экстремизмом, повышение эффективности защиты прав и законных интересов российских граждан».

Второе место в рамках неформального рейтинга российских Интернет-ресурсов экстремистской направленности занимают сайты или страницы сайтов, распространяющие материалы праворадикальных организаций Украины («Правый сектор», «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» («УНА-УНСО»), «Украинская повстанческая армия» («УПА»), Тризуб им. Степана Бандеры, «Братство», батальон «Азов»). Динамика статистических данных в рамках данной группы также ужасает. В 2015 году Роскомнадзором было выявлено 460 сайтов или указателей страниц сайтов, распространяющих подобную информацию, в 2016 году более 3,3 тысяч сайтов аналогичного сегмента.

Резкое увеличение числа сообщений экстремисткой направленности в российском Интернет сегменте в 2016 году мы объясняем:

  1. активной внешнеполитической деятельностью Российской Федерации неоднозначно оцениваемой мировым сообществом и отдельными радикальными группировками. Речь идет о контртеррористической операции Российской Федерации на территории Сирии и ее участии в Украинском конфликте;
  2. наличием постоянных очагов напряженности на территории Украины и Сирии, способствующих распространению экстремистской и террористической идеологии и использующих Интернет в качестве самого простого и легкого средства влияния на «умы» российских граждан.

Изучив русскоязычные сайты экстремисткой и террористической направленности, мы пришли к выводу, что их условно можно разделить на 4 группы:

  1. сайты, непосредственно распространяющие идеи сепаратизма, экстремизма и ксенофобии. Через них террористические организации проповедуют идеи «джихада» и борьбы с неверными, осуществляют пропаганду радикальных течений ислама;
  2. вторая группа — это сайты, призывающие к террористическим действиям, пропагандирующие межнациональную рознь и религиозную нетерпимость;
  3. информационные ресурсы, разжигающие ксенофобию на основе национальной или расовой принадлежности;
  4. четвертая группа — сайты справочного характера, косвенно призывающие к террористической деятельности, способствующие совершению террористических актов. Информация, представленная на подобных Интернет-ресурсах, носит справочный характер. Здесь можно найти сведения о том, как изготовить взрывчатое вещество самостоятельно, описаны типы взрывчатых и отравляющих веществ, методы конспирации. На таких сайтах можно найти контакты лиц, которые помогут «достать» необходимые для изготовления материалы и вещества.

Как показывает практика Интернет, электронная почта, системы цифровой телефонной радиосвязи обеспечивают экстремистам не только более широкие возможности для взаимодействия и пропаганды своих идей, но также для ведения информационных войн.

С 1 декабря 2016 года в Российской Федерации начали автоматизировано осуществлять наблюдение за блокированными, запрещенными Интернет-ресурсами с помощью автоматизированной системы «Ревизор». С момента начала работы системы «Ревизор» операторам пришло более 3000 протоколов, согласно которым штраф для юридических лиц составляет от 50 до 100 тыс. рублей. Со стороны Интернет-провайдеров подобные контрольно-надзорные мероприятия с одной стороны вызвали шквал протестов и негодования, с другой — способствовали сокращению показателя незаблокированных сайтов за пропаганду экстремизма с 0,14% до 0,09%, приходящихся на одного оператора; регулярного мониторинга за Интернет пространством и размещаемой в нем информацией экстремистского и террористического характера.

Следует отметить, что к контролю за виртуальным пространством привлекаются не только органы государственной, региональной и местной власти, но и общественность, религиозные институты, которые выполняют функцию мониторинга и анализа, по причине отсутствия у них юридических возможностей для осуществления контрольно-запретных действий.

Таким образом, можно сделать вывод, что экстремизм и терроризм это:

Во-первых, это пропаганда, вербовка и подстрекательство. Мы считаем, что данное направление использования Интернета в террористических целях является приоритетным. Основная цель подобной деятельности состоит в максимально широком распространении своих идей среди населения, оказании психологического воздействия на целевые группы (сторонников, реальных или потенциальных жертв, правительство, международное сообщество), вовлечении новых участников в деятельность террористических формирований. В качестве примера можно привести «Аль-Каиду», идеологи которой подчеркивают важность последовательного ведения т.н. «медиа джихада».

Распространение идей терроризма и экстремизма через информационно-телекоммуникационную сеть Интернет и средства массовой информации названо в числе основных внешних факторов, способствующих возникновению и распространению терроризма в Российской Федерации, в Концепции противодействия терроризму в Российской Федерации, утвержденной Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 года.

Во-вторых, террористические организации активно используют Интернет для подготовки завербованных новобранцев и действующих членов незаконных вооруженных формирований. С учетом доминирования сетевого типа структуры таких организаций, включающих территориально распределенную сеть подпольных ячеек, именно Интернет предоставляет возможность простого и безопасного доступа к учебным материалам террористического характера.

Интернет обеспечивает возможность широкого распространения учебно-методической литературы и мультимедийных обучающих материалов, касающихся тактики подготовки и совершения терактов, самодельного изготовления оружия и взрывных устройств, сбора необходимой информации, обеспечения защиты используемых каналов коммуникации и т.п. Как отмечается в исследовании, были обнаружены виртуальные учебные лагеря, предоставляющие инструкции по использованию оружия в форме дистанционного электронного обучения.

Еще одной «инновационной» формой обучения террористов являются онлайн-инструктажи, проводимые посредством использования интернет-телефонии.

В-третьих, Интернет может использоваться для планирования и координации деятельности лиц, включенных в террористические организации. Здесь важно выделить несколько составляющих. Одной из них является использование Интернета для сбора информации из открытых источников о потенциальных объектах террористической атаки, возможных орудиях и средствах ее совершения. Это становится возможным благодаря применению популярных интернет-сервисов, в частности геоинформационных ресурсов (например, Google Earth) и социальных сетей (например, Facebook).

Другим аспектом является использование Интернета в качестве канала коммуникации (связи) между различными ячейками террористической организации или отдельными ее членами как в «повседневной» деятельности, так и при планировании и осуществлении конкретного теракта. Для этих целей задействуются интернет-мессенджеры, электронная почта, IP-телефония. Например, было установлено, что исполнители теракта 11 сентября 2001 года в Соединенных Штатах Америки (США) использовали электронную почту для координации своих действий. В целях конспирации террористы активно применяют методы обеспечения анонимности в Интернете, такие как шифрование трафика, программы-анонимайзеры и стеганографию (сокрытие сообщений в графических изображениях).

Кроме того, Интернет может использоваться для совершения онлайн-покупок материалов и средств, необходимых для совершения теракта.

В-четвертых, террористические организации используют возможности Интернета для финансового обеспечения своей деятельности. Оно включает в себя несколько способов сбора средств:

  1. сбор пожертвований — осуществляется путем прямых призывов о пожертвовании средств, размещаемых на веб-сайтах, в чатах, социальных сетях или распространяемых посредством массовых рассылок;
  2. электронную торговлю — реализуется посредством организации интернет-магазинов, предлагающих информационные материалы (книги, аудио- и видеозаписи), символику и атрибутику и т.д.;
  3. использование платежных систем в Интернете — предполагает применение данных систем для электронного перевода средств террористическим организациям, а также совершение актов интернет-мошенничества с помощью таких приемов, как хищение личных данных, кража кредитных карт и т.д.;
  4. посредничество благотворительных организаций — включает создание фиктивных «благотворительных» организаций для сбора средств или внедрение в существующие организации для оказания поддержки террористическим формированиям.

В-пятых, Интернет может использоваться для кибератак. Кибератаки на информационные системы (кибертерроризм) включает в себя прямое использование ресурсов Интернета в качестве средства совершения террористических атак против объектов инфраструктуры. Под кибертерроризмом, как правило, понимают действия по дезорганизации информационных систем, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если они совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решения органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Орудием кибертерактов выступает вредоносное программное обеспечение. По данным Международного института антитеррористической политики (International Policy Institute for Counter-Terrorism), террористы уже использовали или в состоянии использовать такие виды «кибероружия», как компьютерные вирусы, «черви» и «троянские кони», «логические бомбы».

Таким образом, использование Интернета в террористических целях представляет собой достаточно разнообразное и многоаспектное явление, включающее в себя ряд направлений и способов. Многие из них уже стали частью «обыденной» деятельности террористических организаций, другие — перспектива ближайшего будущего.

Список литературы

  1. О Межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в Российской Федерации: Указ Президента Российской Федерации от 26 июля 2011 г. № 988.
  2. Герке М. Понимание киберпреступности: явление, задачи и законодательный ответ / Международный союз электросвязи, 2012. С. 37.
  3. Противодействие экстремизму и терроризму в сети Интернет и образовательной среде: вызовы 2015 года 9 Лашин Р. Л. / Минобрнауки России. 2016. С. 9.
  4. Роскомнадзор. Публичный доклад 2015. URL: https://rkn.gov.ru/docs/docP_1485.pdf (дата обращения (дата обращения: 26.10.2017)
  5. Роскомнадзор. Публичный доклад 2016. URL: https://rkn.gov.ru/docs/doc_1646.pdf дата обращения (дата обращения: 26.10..2017)
  6. Роскомнадзор. Публичный доклад 2015. URL: https://rkn.gov.ru/docs/docP_1485.pdf (дата обращения (дата обращения: 26.10.2017)
  7. Роскомнадзор. Публичный доклад 2016. URL: https://rkn.gov.ru/docs/doc_1646.pdf дата обращения (дата обращения: 26.10.2017)
  8. Ревизор – система контроля блокировки сайтов в России. URL: http://www.tadviser.ru/index.php/Продукт:Ревизор__система_контроля_блокировки_сайтов_в_России (дата обращения 11.05.2017)

Электронное периодическое издание зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации СМИ — ЭЛ № ФС77-41429 от 23.07.2010 г.

Соучредители СМИ: Долганов А.А., Майоров Е.В.

Добавить комментарий